?

Log in

No account? Create an account
"С техниками и тренингами "личностного развития" та же проблема, что и с лечением алкоголизма: получивши необходимые "инсайт" или терапию, человек возвращается в тот же самый перформативный контекст, в котором сформировалась соответствующая патология, вследствие чего рецидив неизбежен, для его предупреждения необходимо понимать, как этот контекст устроен и работает, порождая всякого рода деформации идентичности, а это, пожалуй, компетенция, которой у психотерапевта или коуча нет.
Случается, конечно, что с контекстами повседневного действия всё в порядке, проблема исключительно в недостаточном "развитии личности", т.е. дефектах социализации, которые реально можно устранить или компенсировать на тренингах и у психотерапевта, но такое особенность контекстов, в которых существуют и действуют представители элиты, а туда пускают не всех." (Андрей Игнатьев).

Свобода в социуме

Во всех древних текстах полно хвастовства и самовосхвалений такого рода: человек сообщает, что он искал опасности и подвергал себя ей. Он подпускал ее к себе как можно ближе и рисковал всем. Из всех возможных ситуаций он выбирал ту, где был больше всего уязвим, и обострял ее до крайности. Он кого-то сделал своим врагом и вызвал его на бой. Возможно, это уже и прежде был его враг, возможно, он только сейчас его объявил врагом. Как бы там ни было, он сознательно выбирал путь высшей опасности и не старался оттягивать решение. (Элиас Канетти).
Первый и главный шаг к независимости от социума - это терпение. Реакция на социальное взаимодействие должна быть какой угодно, но только не спонтанной. Она может быть жалкой и ничтожной, истеричной или жёсткой, но только не спонтанной. Надо любой ценой сдержать первоначальный порыв, который привяжет к социуму стальными канатами. Настоящая спонтанность существует только в том случае, когда человек находится в осознанной и безопасной ситуации, где от него ничего требуют и он ничего не требует.
При это нельзя спрятаться в домик, обесценивая всё происходящее вокруг, нет, надо как можно более остро воспринимать опыт взаимодействия, каким бы болезненным он ни был. Если невозможно с ним справиться сразу, то придётся разделить на несколько частей и постоянно возвращаться к неприятным ощущениям. Когда человек встречает слишком сильного противника, то чтобы пережить такое, может потребоваться несколько лет. Чем больше награда, тем большим трудом она достигается, и никак иначе.
Что отличает сегодняшнее время, так это совершенно безотчётная необходимость самоутверждения. Сильнейшая жажда навесить на другого ярлычок, неважно позитивный или негативный, без чего человек не представляет для себя социального взаимодействия. При этом он готов на размен позиции, что его также будут воспринимать крайне упрощённо. Что действительно вызывает страх, так это отказ играть в эти игры. Человек в таком случае будет вынужден столкнуться со всем тем ужасом от того, как его социализировали с самого раннего детства. Решением могло бы стать сознательное управление данным механизмом, с готовностью гибко и внимательно относиться к другому. Но очень большой процент людей убеждён, что самоутверждение - это искреннее и открытое общение, которое идёт из глубин души, и если так не делать, то превратишься в лицемерную сволочь. Таким образом, человек упрощает не только других, но прежде всего, самого себя.
"Мы живем в кризисное время. Это — культурный кризис, затрагивающий все сферы жизни. Это — кризис человека. Речь идет о деградации человека как существа культурного, мыслящего, конструктивного, гуманного и появлении нового типа человека. Мыслители с разных сторон его описывают. Так, например, Эрих Фромм называет его человеком-роботом (homo mechanicus), а Александр Зиновьев — западоидом (человеком американизированной западной цивилизации) и даже постчеловеком (после человека). Философы-постмодернисты аналогично используют слово «постчеловек» и говорят о «смерти человека». Для постчеловека характерно мифологическое мировоззрение, отсутствие критического мышления, жизнь в соответствии со стереотипами, шаблонами, модами, которые поддерживаются так называемым общественным мнением, примитивная культура эмоций, несоответствие деятельности призванию и талантам. Он живет в рукотворной реальности или, если быть точным, в имитационной. Постчеловек почти полностью утратил связь с объективной реальностью и живет в рамках имитационной. Он уверен, что видит мир таким, каким он есть на самом деле, слепо доверяя пропаганде." (Павел Минка).

Read more...Collapse )
Originally posted by az118 at Онтология женского и мужского
Женское начало онтично, преимущественно интровертно, доминанта в нем - бытие-в-себя. Активность женщины консервативна, ориентирована на воспроизводство прошлого через настоящее в будущем. Память, традиция, женское творчество существенно атемпоральны и потому женственны. Творчество как таковое есть творчество-в-себе и потому вообще проявление женского. Женская красота - красота истины и вечности. Но истина бытия-в-себя сокрыта от него же. Это истина священной ночи... почти Андрогина, для которого бытие не отличимо от не-бытия, а прошлое от будущего. Женское - левая рука бытия.

Мужское - экзистенциально, направлено из-себя, экстравертно, бытие-из-себя-в-иное. Подлиный мужчина всегда на границе знания и незнания, бытия и небытия, ставшего и возможного, прошлого и будущего. Кронос разделяющий и воссоединяющий, разрушающий и созидающий-вне-себя, определяющий, ставящий пределы бывшего, настоящего и должного, и преодолевающий их. Чисто мужское светоносное, люцеферианское. Правая рука бытия, создающая путь левой руки. Лучник, раскрывающий цели-смыслы и поражающий-достигающий их, посылая себя стрелой. Но для его осуществления необходимо живое пространство, которое стрелок всегда должен создать сам совместно с женщиной. Это пространство дышит, помогает, становясь тетивой, или препятствует, становясь барьером, пределом, установленным когда-то им самим или другим лучником.

Если пространство замкнуто и барьер долго не преодолевается, стрелок поражает себя, лишаясь своего статуса. Псевдоморфоз - проявление девальвации мужского, его феминизации и одновременно трансформа самого женского, сглаживание различий между ними. Торжество левого.
Недавно обсуждали тему предательства. И один из пользователей написал, что нет никакого предательства, есть просто эмоции от того, что ожидания не совпали с реальностью. Мне кажется, это очень точно описывает наш современный атомизированный мир, где молодые люди уже не верят в существование каких-то общих ценностей, где всё игра, где всё не всерьёз. Даже успешность теряет прежнее значение, стремление к успеху становится таким же фантомом, как и искреннее стремление что-то дать миру. Настоящее предательство возникает, когда человек отдал всего себя, а другой или группа людей попытались использовать это в своих эгоистических целях. И тогда обязательно следует наказание, мгновенное или отложенное. Совсем не так в наше время, где люди не готовы рисковать или чем-то жертвовать ради общего дела.
"Большинство сатанинских культов и течений продукты Модерна. Они появились на периферии Модерна в декадентских салонах вначале для развлечения скучающей от механической технократии богемы. Но социальную форму и определенную институциализацию они получили позже при переходе к Постмодерну.
Сатанизм близок к Постмодерну за счет своей установки на пародийность (дьявол – пересмешник, иногда он именуется «обезьяной Бога»), отказ от авторитетов (Люцифер пал из-за гордыни, а безусловная свобода есть норматив либерализма), раскрепощение желаний (сатана – соблазнитель по преимуществу), реабилитацию фриков и первертов (Вельзевул – король уродов) и т.д. В сатанизме общие тенденции Постмодерна ритуализируются концентрируются и систематизируются. То есть сама сущность Постмодерна находит в нем наиболее адекватное – хотя и несколько старомодное и наивное – воплощение."

Read more...Collapse )
Петр Луцик, автор сценария и режиссер фильма "Окраина", родился под Киевом в семье профессиональных альпинистов. Закончив сценарный факультет ВГИКа, работал в соавторстве с Алексеем Саморядовым.
Настоящее интервью с режиссером и сценаристом Петром Луциком было напечатано в октябрьском номере журнала "Premiere" за 1998 год.
"Я пытался понять, почему раннее советское кино было таким притягательным - в нем была невероятная простота, эмоциональность и искренность. Искренне скакали лошади, искренне лаяли собаки. Мы это утеряли совершенно. Настоящее кино - это всегда рассказанная история. Можно рассказать ее с изысками, если вам это нравится, но рассказать ее все равно надо. Большинство наших современных фильмов - блеклые и серенькие. Было бы легче, если бы появилась, скажем, "новая русская волна". Появилось бы то, от чего можно отталкиваться, с чем соревноваться. То, что существует в этой чертовой машине под названием Голливуд."

Read more...Collapse )
"Подвергшаяся в детстве изнасилованию 17-летняя писательница добилась сознательного ухода из жизни. Ноа Потховен из Арнема умерла на собственной кровати в гостиной своего дома. Уйти из жизни ей помогли голландские врачи.
«Печальный последний пост. Я было сомневалась, что смогу его написать, но приняла решение это сделать. Я планировала это давно. Мое решение ничуть не импульсивно. Перейду сразу к сути: максимум через 10 дней я умру», — написала девушка в своем Instagram несколько дней назад." (Алексей Сахаров. «Телеканал 360»).

Read more...Collapse )
"Сегодня каждый третий работник в США — фрилансер, а к 2020 году, по расчетам специалистов, фрилансерами будет уже половина трудящихся в Америке. Сдвиг в сторону свободного наемного труда — тренд, уступающий по значимости разве что роботизации и тотальной потери рабочих мест. Но времена, когда «фри» в слове «фриланс» означало свободу, закончились. Как будет выглядеть наша работа в эпоху больших данных, рассказывает автор канала «Чорт ногу сломит»." (Сергей Жданов. "Нож").

Read more...Collapse )