March 16th, 2019

number 6

Олег Новиков. Социальные стандарты

"Группа неглупых людей постепенно доходит до явного неприятия друг друга, по крайней мере до проявления этого неприятия, обусловленного разным классом. Чем отличаются люди, в основном культурой, притом не столько уровнем, сколько характером. И это культурное различие совершенно достаточно для того чтобы относиться друг к другу не просто с недоверием, а с гаммой чувств, от не очень явного ужаса до хорошо закамуфлированной ненависти. Люди дают друг другу право на существование на основании культурной нормы, принадлежности к тому или иному классу.
Сближение носителей разной культуры, у них есть такие элементы, которые относятся к "образу Я". Человек говорит вот я такой-то, вот я это. И если ему сказать, что он не это, он убьёт лишь бы сохранить вот это своё самоотождествление. И будет это убийство в аффекте, потому что боль из-за потери себя, разрушения "образа Я" очень велика."

Collapse )
lynx

«Иллюминация», К. Занусси, Польша, 1973 г.

Раньше вы, помнится, приглашали к себе молодых режиссеров, которые тоже жили у вас дома. Не возникает ли желание повторить этот «подвиг»?
Он постоянно возможен. Я приглашаю молодых коллег на всех встречах, и у меня побывало больше 600 людей за последние десять лет. Недавно у меня гостила группа девятилетних школьников из Новосибирска. Сначала они пригласили меня на обсуждение моих картин. Я подумал, что это бессмысленно: ведь я картин для детей никогда не делал. Но мне сказали, что у них особая культурная программа, и они уже смотрели мои фильмы. Когда они смотрели «Иллюминацию», где показывают операцию, череп, я даже перед ними извинялся за те страшные вещи, которые в нем есть. Но дети сказали, что ничего страшного, они и не такие вещи смотрят. Эти школьники меня так увлекли своими суждениями! Не хочу наживать себе врагов, но я желал бы всем критикам, чтобы они говорили о кино таким языком как эти дети. Они просто невероятно глубоко понимают сущность вещей. Я их потом спросил, что они поняли из «Иллюминации», картины, которая адресована абсолютно взрослым. И мне ответили: «Это история человека, который растерял свою жизнь». «А в чем вы это видите?» Мне сказали: «Там герой берет снег, и он тает у него в руках — как ушедшее время, за которое он ничего не добился». «Значит это пессимистическая картина?» — спросил я. «Нет, — говорят. — Потому что у героя есть ребенок, который на него смотрит, и уже так жить не будет». Боже мой, дай мне такую публику — тогда можно работать! И я пригласил к себе двадцать этих ребят, лучше которых ни до того, ни после не видел. Такие умные, с таким свежим взглядом на мир!