Кризис нашего мира (swamp_lynx) wrote,
Кризис нашего мира
swamp_lynx

Цивилизация блефа и лжи

Один из самых любимых киномемоментов - это финал "Однажды в Америке". Происходящее в фильме напоминает, что происходило в России в 90х-00х, как между вчерашними друзьями прошла невидимая граница в зависимости от выбора, который они сделали. Как единственной целью в жизни стали статус и деньги. Какой ценой достигались победы, на какие жертвы приходилось идти ("в цену хорошего трюка обязательно входит жертва" (c) "Престиж") и кто в итоге проиграл. Все эти противоречия никуда не делись, самое ужасное, что сейчас они внутри человека. Надежды на внешние изменения без осознания ситуации никогда не оправдаются.

HommeMystere-5

Евгений Головин: "Разве это называется «жизнь»? Ну, как-то существуем… Как сказал тот же Лосев, это не жизнь, а «недоступное разуму смутное пятно существования неизвестно чего…» Это все… Что мы можем назвать «цивилизацией блефа и лжи». Термины «ложь» и «блеф» нельзя употреблять с каким-то нравственным осуждением. Таково положение вещей. Это раньше – допустим, еще веков пять назад – люди могли говорить: «вот -- человек чести, а ты солгал». Да, действительно, дворянин – это человек чести, разве он может лгать? Но сейчас, когда нет этих понятий – «честь», «совесть», «справедливость», когда элементарная честность, когда ты не вытащишь у кого-нибудь трешку из кармана, считается чуть ли не добродетелью, тебя уже за одно это могут выбрать в Правительство… Такие понятие, как «ложь» и «блеф» есть просто научные термины для определения «транзитности» нашего бытия. Ведь материальное бытие всегда транзитно.

Чем отличается, с точки зрения античной философии, материя? Она отличается privatio – т.е. «лишенностью». Материя всегда чего-то лишена, и сколько бы эту материю ни ублажать, она будет все дальше и дальше вопить, что ей этого мало, давайте, давайте еще – и при этом она отличается полной «транзитностью». Заметьте, что без этого материя не может жить. И что ей остается сегодня? Она управляется теперь низшими метафизическими категориями – тем, что мы можем назвать «тоталитаризмом технической рациональности»."


swamp_lynx: Потребление - это образ жизни со своими правилами и иерархией ценностей. Вот у человека выбор - делать карьеру в компании, которая явно и, что гораздо важнее, неявно требует от него соотвествия определённым нормам, либо зарабатывать скромные деньги с большей свободой. Вот у человека выбор - ему нравится женщина, но она обладает слабыми социальными навыками, друзья засмеют, собственным социальным навыкам она противоречит, одни проблемы, но можно быть с ней, если пойти на конфликт с окружением, которое сформировало его таким, как сейчас. И множество других выборов, я беру сейчас такой богатый город, как Москва, где вопрос о физическом выживании не стоит. В своей практике с десятками таких случаев сталкивался, когда человек может сделать выбор. К сожалению, для большинства этот выбор даже не стоит, они даже запрещают думать себе о его существование. Сваливание ответственности за свою жизнь на обстоятельства. "Не я такой, мир такой."

Превалирует расчёт, жёсткая регламентация, соответствие формальным признакам. Причём ладно бы только на работе, где, чтобы попасть на денежное место, надо продать душу дьяволу, но и в личных отношениях. Если человек демонстрирует какую-то живость, точно приезжий. В Москве построено настоящее тоталитарное общество, где тебе сразу отведут определённое место и будут пресекать любую попытку выйти за его пределы (движение вверх сопряжено с постепенным отказом от себя). Поэтому если тебя определили таким-то и таким-то, то отношений с тобой не будет никогда, абсолютно нечего стесняться, чтобы это сказать. Исигуро писал про Лондон в "Не отпускай меня", но Москва данной антиутопии соответствует не меньше.

В современном западном обществе, на которое ориентируются местные прогрессисты, главное это говорить правильные слова и как можно лучше исполнять процедуры. Про честь надо вообще забыть после 20-го века, когда тотальная война обесценила т. н. человека чести. Массовый героизм в развитых странах обесценило ядерное сдерживание и дистанционная война. Аристократ со своей честью, или герой, который готов перевернуть мир, просто опасен для современного общества. Нужен хорошо встроенный конформист, который, конечно, совсем не раб, но внутренний свободы практически полностью лишён.

Проблема современной сложности в том, что она не цветущая, а совсем наоборот, составленная из стереотипов выживания, которые при этом ещё и конфликтуют друг с другом. Простоты сейчас боятся как огня, простой, значит, лопух, не понимаешь, как сложно жизнь устроена, ещё заразишься от такого чем-нибудь. Очень трудно отдать себе отчёт, что сформированный, как правило, в критической ситуации навык - это не то, чем стоит гордиться, а именно такие навыки и составляют сложность человека. Накопление таких навыков-ограничений делает жизнь человека несчастной. Причём наверху пирамиды ограничений даже больше, именно отсюда нежелание и невозможность упростить положение низших слоёв.

Нищим, которые привыкли быть нищими, сложно чем-то помочь. Но вот, какой ад начинается, если человек всем своим существом цепляется за социальный статус, чтобы не свалиться к нищим, это очень интересно. Пройдя такую социальную мясорубку, результат становится мало похож на человека, подлость как норма жизни.
Нашёл просто великолепное произведение Дональда Уэстлейка, написано во времена, когда США выводили промышленность в Азию. Хорошего, работящего человека сокращают на работе, у него начинаются семейные проблемы, потом он теряет дом, потому что доходы упали, в результате он начинает убивать других соискателей на искомую должность. Нормальная такая американская мечта.


az_greshny: "Стоимость рабочей силы = стоимости жизни. Нормальной жизни въ данномъ мѣстѣ въ данное время. Рыночная зарплата устанавливается не по итогамъ конкурренціи "легаловъ" съ "нелегалами", а по итогамъ баланса спроса и предложенія на легальную раб. силу на легальныхъ условіяхъ. Естественно, у дворника, учителя и нейрохирурга она будетъ различаться, и сильно, но и дворникъ на свою зарплату долженъ имѣть нормальные (с. т. зр. сложившихся въ странѣ стандартовъ) условія жизни.
И "Вася" не пойдетъ на зарплату, которая способна обезпечить лишь рабскую жизнь въ скотскихъ условіяхъ - и правильно сдѣлаетъ.
И кстати, если изъ этой системы убрать нелегаловъ - "бездѣльниковъ", какъ вы выражаетесь, и получателей вэлфера замѣтно поубавится. И въ цѣломъ экономика будетъ здоровѣе, и предприниматели въ конечномъ счетѣ выиграютъ отъ повышенія платежеспособнаго спроса."


inojj: «В контрасте с прежним мой новый начальник никогда не говорил в лицо резких слов всегда улыбался, первым подавал руку и был ну такая " душка" . И только значительно позже когда я уволился узнал, что он делал за спиной, какие подлости совершал по отношению к подчинённым. И я даже с некоторой ностальгией вспомнил человека который с солдатской простотой говорил в лицо не всегда приятные вещи... Английская вежливость джентльмена это способ для слабого человека уважать себя совершая подлости за спиной.

Претензии к окружающим людям и среде у рафинированного интеллектуала эгоцентриста безграничны: не та одежда, жесты, интонация, взгляд, кривая улыбка, корявое построение фразы, запах наконец! - одно слово ватники. Все колет, ранит, напрягает вызывает внутреннюю агрессию на подавление которой уходят последние силы... Пасмурная погода, слишком яркое солнце, пронизывающая сырость и дождь, морозный воздух сбивающий дыхание, а дороги!, а тротуары!, подземные переходы, провода над головой, эти прилипшие клочки старых объявлений на столбах, окурок около урны могут свести с ума... Ужас, ад и никакие роботы спасти от этого не в состоянии. Посмотрите ролики известного блогера Варламова и вы поймете всю глубину этой пропасти...

Вряд ли кто то будет оспаривать необходимость известных правил общения. Но все чаще замечается что подобная описанной "чувствительность" доведенная до абсурда странным образом сочетается с разглагольствованиями о защите "культуры" мата в печатных изданиях и на ТВ, агрессивной защитой своей исключительности, права на "синюю мигалку" позволяющую освободится от необходимости общения с людьми и государством, права на особые привилегии и исключения из закона этим особо чувствительным особам, режиссерам, кинорежиссерам потому что... потому что потому что кончается на у. Может стоит посмотреть на себя, внутрь себя и тогда обнаружится что причины аутизма, нестроения, разлада, внутренней агрессии именно там, а не в окружающем мире... Надежды на это не много и иногда так и хочется вслед за Ашмановым провозгласить: Выпьем же за победу сил добра над силами разума! -)))»


swamp_lynx: В либеральной идее главная добродетель - это личная успешность. И потому что любое отношение к другому человеку в рамках этой парадигмы должно подтверждать собственную значимость.

Чужие и ксеноморфы уже в нас. Насколько современное общество пропитано лицемерием, это никакому советскому не снилось. Чтобы с этим что-то делать, надо понять, как это всё получилось. А получилось оно через прекрасный колониализм, когда западные люди вдруг решили, что надо не работать, а грабить. Причём грабить не просто так, а по науке, с холодным расчётом, накапливая жирок.

Буржуй приплывает на край света, стравливает одни племена с другими, как в Америке или Африке, или государственные образования, как в Индии, а потом либо устраивает геноцид и "союзникам" и противникам, либо и тех, и других грабит, что, например, вызывает голод с более, чем 10 млн жертв, как в Бенгалии. Или силой навязывет государству опиум, как в Китае, после чего страна начинает усиленно разлагаться, начинаются гражданские войны с десятками миллионов жертв. Да взять хотя бы Арабскую весну, а до этого войну в Ираке (ага, с той самой пробиркой), которые создали хаос на огромной территории, миллионы жертв и миллионы беженцев

Это холодный рациональный ум маньяка, советским до западной изощрённости, как до Луны. Захотели строить модерн в Афганистане, а мы вам ответим Бин Ладеном и фанатичным исламом, с которым потом в 21-м веке сами справиться не сможем, но и не надо, главное наркотрафик поставили под контроль.
СССР, как и весь модерн, стоял на лжи идеологии "прогресса" (или на самообмане) и жестокости, как на них стоит "Град на холме" и "свободный мир". А проиграл СССР, потому что заимстовал западные конструкты типа марксизма, не разбираясь и не понимая с кем имеет дело. У Карла Поланьи есть знаменитое выражение «зловещее интеллектуальное превосходство», которое он использовал для понимания первых успехов нацистов. Ну так нацисты просто дети на фоне их британских учителей.

К западному обществу, в котором правда вообще не является хоть какой-то ценностью, обычно претензий не возникает. Это как разница между опытной и законченной стервой и деревенской девушкой, которая пытается за той поспеть, совершая типичные ошибки. СССР за свою историю и одной двадцатой не успел сделать, что сделал Запад в период Нового времени. Путинской России до западной лжи, которая пронизывает все клетки западного общества, тоже далековато. Вместо открытого колониализма стали использовать корпорации и спецслужбы и под такую политику проводить новую информационную политику волков в овечье шкуре. Запад умирает, потому что такой жуткий и старый урод жить не может.

Как раз перечитываю своих любимых авторов криминальных детективов, из которых потом вырос жанр film-noir. В центре внимания то, что проблемы на уровне общества принципиально нерешаемы. Есть одинокий герой, который тоже в общем аморален, но ему хватает внутренней силы это понимать и тем самым не быть пешкой. Это максимум.

Сейчас уже нет никаких друзей, есть знакомые (у тех, кто формировался в последние 30 лет). Дружба и социальные стереотипы – это либо пара лицемеров, либо пара подлецов. Чем такая социализация, лучше асоциальность. Проблема, почему меньше читают - это недостаток времени, внутренних сил, напряжение, только расслабишься и из тебя сделали отбивную. Поэтому читают, как правило, потому, что модно (как и смотрят сериалы с фильмами), так из среды не выпадешь. У молодёжи книгу вытеснили онлайн-игры, вот уж где социализация очень специфическая.


snk1965: "Друг - дружина - совместное выживание или защита общей жизненно важной ценности.
Товарищ - товар - совместная добыча ресурса.
Борьба за выживание сейчас как бы не актуальна, да и общие ценности размельчили да поотменяли (привет современной пропаганде и идеологии).
Корпоративная (в пику общинной и артельной) организация труда заменила товарищей на конкурирующих всех со всеми коллег.
Объединяющим осталось совместное потребление, т.е. удовольствие, приятность. Ну, вот и "среди всех моих знакомых некоторые мне приятны", иные же деления лишены сущностного смысла.
Кино, книга - основаны на самоотождествлении чтеца с героями в заданном кем-то (автором) нарративе и требует либо последующей работы воображения/мечтания наедине с собой или поведенческой проекции в реальный мир чтецов разных/других книг со всеми вытекающими трениями и синяками. А игра - это "здесь и сейчас", в безопасной изолированной от "реального мира" песочнице: тут тебе и борьба за выживание, и добыча ресурса - можно и дружить, и товариществовать среди "своих".
Просто объединяющие идеи из книг и фильмов стало некуда проецировать - современная жизнь их не вмещает. В отличие от игр.
Так что, настоящая дружба и товарищество переместились в виртуальность, а в реальности остались приятели и коллеги.
Кстати, и в семье и, шире, сексе сейчас тоже - коллеги и приятели :)"


swamp_lynx: Как раз читал отзывы на фильм Михаэля Ханеке "Хэппи-энд":
"Все предыдущие картины Ханеке пропитаны духом надвигающейся смерти. Причем смерти сообщества, смерти привычного уклада жизни. То были, подчас, хроники будничного апокалипсиса. В «Хэппи-энде» этот апокалипсис уже наступил. И после него, оказывается, можно жить!"

Улица и двор прямо на моих глазах умирали. Ребята постарше в первой половине 90х с нами возились, организовывали, к концу 90х связь между поколениями нарушилась. Прежде всего, как мне кажется, по экономическим причинам, не стало объединяющей культуры. Бедные играют с бедными, богатые с богатыми, а чаще с родителями или компьютером, на этом детское сообщество не построишь. Детство, какое оно было у меня, с кучей игр на улице, с большими компаниями (где сглаживались различия), такого не стало. Сейчас даже самые маленькие дети стараются держать лицо, не ощущая себя в безопасности со сверстниками, подруга жаловалась, что 10-12-летние дети отказываются играть друг с другом без взрослых.


Чешский психолог Зденек Матейчек. "Увы, современный ребенок младшего школьного возраста не принадлежит и детскому сообществу. Ведь игры с соседскими детьми во дворе и на улице стали редкостью, причем объясняется это не только демографическими (падением рождаемости), но и социальными изменениями: улица сейчас принадлежит не детям, а машинам и взрослым. Общением ребенка со сверстниками теперь занимаются взрослые. Они уславливаются о встречах и пытаются свести между собой детей. Специалисты разных наук в один голос заявляют, что отсутствие детского сообщества - одно из первостепенных препятствий, мешающих воспитанию и развитию ребенка.
Анализируя создавшиеся условия, некоторые ученые говорят о катастрофическом характере современного детства или даже "исчезновении детства". Это выражение принадлежит американскому социологу и культурологу, специалисту в области медиакультуры Н.Постману. Точно так же, как до определенного исторического этапа детства не существовало, отмечает социолог, возможен исторический период, когда оно перестанет существовать. И прогнозирует он эту катастрофу уже в первой половине XXI века."


swamp_lynx: Западный герой более примитивен, шаблонен. Конечно, из него легче сделать универсального персонажа. Настолько пустого, что каждый наполнит, чем хочет. В этом секрет Голливуда, чем меньше глубины, тем выше кассовые сборы. Массовая западная культура оперирует чучелками с ограниченным набором качеств, конвейер. Русский позитивный герой - это человек незападной культуры, которого сложно подогнать под шаблон. Немецкий романтизм противостоял универсальной культуре модерна. Китайцы, индийцы также обращены вовнутрь. Западный человек в России - это бандит, чиновник, крупный бизнесмен и другие сомнительные персонажи, которые связаны с внешним рынком.

I don't like children. They smell like TV. Цитата из "Луговых собачек" замечательно характеризует то, что произошло с детьми в России где-то в середине 90х. В обществе была утрачена тяга к приключениям, открытиям, устремлённость в будущее, неизведанное. Повторение за убогими западными концепциями (Поппер), навязывание бездумного потребления и ограниченного мирка - всё это нанесло колоссальный удар по стране. Когда читал программный труд Гайдара, удивлялся убожеству мысли, а ведь по нему строилось новое государство. Влияло происходящее и на детей, общность разрушалось, и на её месте возникала стадность, живое общение замещалось межличностной коммуникацией с тупыми шаблонами. Поколению нулевых повезло ещё меньше, жить в мертвецкой атмосфере современного мира для детей особенно тяжело, оттого и болезни, прежде всего психические. У тех, кто поуспешнее, другая напасть, искусственность существования, что отражается и на теле, дети в современных российских фильмах и сериалах выглядят пугающе.


Евгений Головин: «Вот определение Бахофена: "Гинекократическое бытие это упорядоченный натурализм, превалирование вещественного, преимущественность физического развития" (J.J. Bachofen. Mutterrecht, 1926, s. 118). Никто не станет отрицать успехов нового времени в данном плане. За последние два века в человеческой психологии свершился радикальный сдвиг. Изначально мужской натуре антипатичны такие экзистенциалы, как "собственность" и время в смысле "длительности". Центробежный, взрывной характер фаллицизма требует мгновений и "секунд", которые вне "длительности", которые не складываются в "длительность". Идеальное назначение мужчины -- идти вперед, преодолевать земную тягость, искать и завоевывать новые горизонты бытия, пренебрегая жизнью, если под жизнью разумеют равномерное, многолетнее, рутинное существование. Мужские ценности -- бескорыстие, доброта, честь, небесная трактовка красоты. С этой точки зрения, "Лорд Джим" Джозефа Конрада -- чуть ли не последний европейский роман о "настоящем мужчине". Джим, простой матрос, у которого единожды задета честь, не может себе такого ни простить, ни пережить. Потому-то автор и дал ему титул, поскольку честь -- дворянская привилегия и ценность. Праведник и странствующий рыцарь -- вот настоящие мужчины.

Могут возразить: если все примутся донкихотствовать или проповедовать птицам -- во что тогда превратится человеческое сообщество? На этот вопрос трудно ответить, зато легко заметить, во что сие сообщество превратилось бы без св. Франциска и Дон Кихота. Дон Кихот необходим обществу гораздо более, нежели дюжина автомобильных концернов.

Буржуазная цивилизация -- полуцивилизация, нонсенс. Для создания цивилизации требуются совместные усилия четырех сословий.

Мы говорим: централизация, центробежность. Однако понятие "центр" определить весьма нелегко. Центр может быть статичным и блуждающим, проявленным и непроявленным, его можно любить и ненавидеть, о нем можно знать, или догадываться, или предчувствовать тончайшей и обманчивой антенной интуиции. Можно прожить жизнь без малейшего представления о центре собственного бытия. Это парадоксальный неподвижный мобиль Аристотеля. В центре совпадают центробежные и центростремительные силы. Когда одна из них гасит другую -- система либо взрывается либо застывает в ледяной смерти. Очевидно: непознаваемость центра гарантирует его центральность, так как воспринятый и объяснимый центр всегда рискует переместиться к периферии. Отсюда вывод: постоянный центр нельзя познать, в него следует верить. Потому-то Бог, честь, благо, красота и являются постоянными центрами. Это главное условие направленной, радиальной мужской активности.

В первых двух сословиях - жреческом и дворянском - понятая таким образом мужская активность доминирует над женской. И только при нормальной, то есть высокой, позиции этих сословий создается цивилизация, патриархальная, во всяком случае. Буржуа, признавая номинально идеальные ценности, отдает предпочтение добродетелям более практичным: честь заменяется честностью, справедливость -- порядочностью, доблесть -- разумным риском. У буржуа центробежная энергия подчинена центростремительной, и центр уже не находится в сфере его индивидуальности, центр надо утверждать где-то во внешнем мире и становиться его сателлитом. Тенденция "отдать и отстранить" возможна здесь как тактический маневр тенденции "забрать, сохранить, приобрести, умножить".

После буржуазной французской революции и образования северо-американских штатов наступил окончательный крах патриархальной цивилизации. Вандейское восстание было, вероятно, последней вспышкой сакрального огня. В девятнадцатом веке мужское начало рассеялось в материально ориентированном мире, давая о себе знать в дендизме, в художественных направлениях, в независимой философской мысли, в авантюрах исследователей неведомых стран. Но его представители, разумеется, не могли остановить позитивистского прогресса. Общество любило выражать локальное восхищение их книгами, картинами и высокими деяниями, но в целом относилось к ним очень и очень подозрительно. Маркс и Фрейд много сделали для победы материалистической гинекократии. Один объявил стремление к экономическому благосостоянию главной движущей силой истории, другой выразил глобальное сомнение в психическом здоровье людей, чьи духовные интересы не служат "общественному благу". Носители подлинного мужского начала постепенно превратились в "лишних людей" наподобие некоторых героев русской литературы. "Wozu ein Dichter?" (Зачем поэт?) -- иронически спросил Гельдерлин еще начале прошлого века. Действительно, зачем нужны в прагматическом обществе прожектеры, изобретатели миражей, опасных доктрин и прочие мастера беспокойного присутствия? Готфрид Бенн точно отразил ситуацию в замечательном эссе "Паллада": "... представители умирающего пола, пригодные лишь в качестве сооткрывателей дверей рождения... Они пытаются завоевать автономию своими системами, негативными или противоречивыми иллюзиями -- все эти ламы, будды, божественные короли, святые и спасители, которые в реальности не спасли никого и ничего -- все эти трагические, одинокие мужчины, чуждые вещественности, глухие к тайному зову матери-земли, угрюмые путники... В социально высоко организованных государствах, в государствах жесткокрылых, где все нормально заканчивается спариванием, их ненавидят и терпят только до поры до времени.

Государства инсектов, сообщества пчел и термитов превосходно организованы для существ, "живущих один раз". Западная цивилизация вполне успешно движется к подобному идеальному порядку и в этом плане являет собой довольно редкий эпизод в истории. Трудно найти в обозримом прошлом человеческую формацию, утвержденную на основах атеизма и сугубо материальной конструктивности мироздания. И здесь не играет роли, что именно ставится во главу угла: вульгарный или диалектический материализм или парадоксальные микрофизические процессы.»


Мартин Хайдеггер. Отрешённость. «Усиливающаяся бездумность проистекает из болезни, подтачивающей самую сердцевину современного человека. Сегодняшний человек спасается бегством от мышления. Это бегство от мышления и есть основа для бездумности. Это такое бегство, что человек его и видеть не хочет и не признается в нем себе самому. Сегодняшний человек будет напрочь отрицать это бегство от мышления. Он будет утверждать обратное. Он скажет - имея на это полное право, что никогда еще не было таких далеко идущих планов, такого количества исследований в самых разных областях, проводимых так страстно, как сегодня. Несомненно, так тратиться на хитроумие и придумывание по-своему очень полезно и выгодно. Без такого мышления не обойтись. Но при этом остается так же верно и то, что это лишь частный вид мышления.

Его специфичность состоит в том, что когда мы планируем, исследуем, налаживаем производство, мы всегда считаемся с данными условиями. Мы берем их в расчет, исходя из определенной цели. Мы заранее рассчитываем на определенные результаты. Это рассчитывание является отличительной чертой мышления, которое планирует и исследует. Такое мышление будет калькуляцией даже тогда, когда оно не оперирует цифрами и не пользуется калькулятором или компьютером. Рассчитывающее мышление калькулирует. Оно беспрерывно калькулирует новые, все более многообещающие и выгодные возможности. Вычисляющее мышление "загоняет" одну возможность за другой. Оно не может успокоиться и одуматься, прийти в себя. Вычисляющее мышление - это не осмысляющее мышление, оно не способно подумать о смысле, царящем во всем, что есть.
Итак, есть два вида мышления, причем существование каждого из них оправдано и необходимо для определенных целей: вычисляющее мышление и осмысляющее раздумье.
Именно это осмысляющее раздумье мы и имеем в виду, когда говорим, что сегодняшний человек спасается бегством от мышления. Все же можно возразить: само по себе осмысляющее размышление парит над действительностью, оно потеряло почву. Оно не поможет нам справиться с повседневными делами. Оно бесполезно в практической жизни.
И, наконец, говорят, что чистое размышление, стойкое осмысление "выше" обычного рассудка. В последней отговорке верно только то, что осмысляющее мышление само не получается, впрочем как и вычисляющее. Для осмысляющего мышления подчас необходимы высшие усилия. Оно требует более длительного упражнения. Для него нужна еще более чуткая забота, чем для любого другого настоящего ремесла. А еще оно должно уметь ждать, как ждет крестьянин, взойдет ли семя, даст ли урожай.
И все же каждый может выйти в путь размышления по-своему и в своих пределах. Почему? Потому что человек - это мыслящее, т. е. осмысляющее существо. Чтобы размышлять, нам отнюдь не требуется "перепрыгнуть через себя". Достаточно остановиться на близлежащем и подумать о самом близком: о том, что касается каждого из нас - здесь и сейчас, здесь, на этом клочке родной земли, сейчас - в настоящий час мировой истории.
На какие мысли наведет нас этот праздник, конечно, в том случае, если мы готовы одуматься? Мы увидим, что произведение искусства созрело на почве своей родины.»


Милтон Эриксон. "Сегодня утром мы с женой обсуждали одну проблему – ту ориентацию, которую люди получают в начале жизни. Мы отметили разницу в жизненной ориентации ребенка, выросшего в городе, и ребенка, выросшего в сельской местности.Сельский ребенок приучен вставать с восходом солнца и все лето работать после заката солнца, до позднего вечера, с мыслями о будущем. Сначала сев, потом ожидание урожая, затем его уборка. Вся работа на ферме ориентирована на будущее. Городской ребенок ориентирован на то, что происходит в настоящем. А в обществе, где в ходу наркотики, ориентация на «настоящее» чрезвычайно примитивна. Это очень ограниченная ориентация. Когда к вам приходит пациент, следует вначале определить его ориентацию. Ждет ли он чего-то от будущего, действительно ли он направлен вперед? Сельский ребенок уже по своей природе нацелен на будущее.
Городской подросток ориентирован на «сейчас». Обычно ориентацию на будущее горожанин получает несколько раньше сельского жителя. Для сельского юноши это постоянная ориентация. Он знает, что молодость есть молодость и надо погулять в свое удовольствие, что он и делает, но несколько позднее, чем городской юноша. Последний спешит не упустить настоящий момент, а сельский юноша не торопится.

В обществе, отравленном наркотиками, ориентация на будущее утеряна. Допустим, становится известно, что кто-то умер от слишком большой дозы, это значит, что у торговца, который продал героин, очень крутой товар. И все бросаются его разыскивать, чтобы получить более сильный укол, более мощный эффект. Те, кто прошел через наркотический психоз, через ломку, все равно возвращаются к «ангельской пыльце», и опять психоз, и в третий раз психоз. Еще долго у них будет вырабатываться ориентация на будущее."
Tags: жизнь, история, кино, культура, общество, подборка, психология
Subscribe

  • Соло как образ жизни

    Originally posted by yaponskiebudni1 at Соло как образ жизни Вы любите проводить время в одиночку? В кафе в одиночку заходите? А на…

  • Интерсекциональный феминизм

    "Интерсекциональный феминизм — ​движение, которое подразумевает связку между всеми формами угнетения. Что это значит? Это значит, что все виды…

  • Требовать и обижаться

    Если модерн был про надзирать и наказывать, то в эпоху постмодерна добавилась необходимость требовать и обижаться. С уменьшением явной агрессии…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments