Кризис нашего мира (swamp_lynx) wrote,
Кризис нашего мира
swamp_lynx

Category:

Миф о постиндустриальном обществе

"Как не существует никакого постиндустриального общества, так нет и никакой действительной культуры постмодерна, в том числе в качестве поп-культуры. В её обличье выступает всё та же пропаганда. С очевидностью это проявляется в феномене так называемого современного искусства — contemporary art в отличие от modern art. Дохлая акула в формалине «стоит» миллионы долларов (т.е. её за эту сумму покупают), поскольку она якобы что-то означает. Символично (и не только символично, тут есть предмет для финансовой ревизии), что крупнейшие и дорогие коллекции подобного хлама приобретали именно банки. Реально это фиктивный актив в чистом виде."

"А вот постмодернистское сознание в отличие от постмодернистской культуры реально существует, оно как раз явление массовое и обыденное. По сути, это продукт распада вульгарно-материалистического, натуралистического, «вещно» ориентированного сознания, считающего себя «отражением» реальности. Современный мир мышления и деятельности, его историческая реальность уже не вмещаются в такое натуралистическое «отражение» и не ухватываются им. Это натуралистическое сознание в ХХ веке «взорвалось» под натиском «отражаемого» и принципиально «неотразимого» мира мышления и деятельности и теперь разлетается миллиардами осколков, бессмысленные и бессвязные коллажи которых постмодернизм называет «текстами».

Точная метафора этого исторического события показана в фильме The Wall. Свихнувшись под давлением реальности, герой крушит вокруг себя окружающий его материальный мир, бывший миром его жизнеустройства. А потом задумчиво и бесконечно составляет из обломков фигуры и узоры. Это событие в культуре Запада ещё требует своей рефлексии, хотя его предпосылка уже осмыслена в начале ХХ века — как смерть Бога у Ницше, закат Европы у Шпенглера, забвение бытия у Хайдеггера.

Постмодернизм есть также и смерть повседневности, которая, видимо, не может исторически долго обходиться без Бога, без онтологий, обеспечивающих существование вещам. Вещи на метафизическом самообеспечении долго не выдерживают. Сначала отказ от онтологии приводит к вещному фетишизму сознания, гипостазированию вещей «самих по себе» (что в экономике соответствует сверхпотреблению), а потом к объявлению их чистой «кажимостью» и областью произвола индивидуального представления — да здравствует свобода и всеобщая демократия! В то время как онтологически фундированное мышление хорошо знает, что вещи существуют, но не такими, как кажутся (представляются) нам, и не сами по себе. Как говорится, если доктор поставил вам диагноз паранойя, это ещё не значит, что вас не преследуют.

Постмодернистская пропаганда отрицает любое полагание существования, любую онтологизацию и метафизику, объявляя их (и любое их проявление — например, ценности) тоталитарным актом, деспотией и диктатурой, авторитаризмом, насилием и нарушением прав человека. Без онтологии не может быть и никакого проекта. Поэтому русские — как, впрочем, и любая масса, обязанная подчиняться, — не должны ни в коем случае отдавать себе отчёт в исторической реальности своего существования, а значит, не должны иметь действительности своего государства. Если в отношении русских это отрицание России как таковой, то в отношении американцев или европейцев — это маскировка и отрицание действительности их государств под декором всеобщей и формальной представительной демократии.

Так или иначе в основе «запретительной» пропаганды лежит экспорт западного кризиса религиозного сознания и мышления в восточную часть европейской цивилизации."


Александр Дугин.
"У нас есть только плоское настоящее, плёночное настоящее, двухмерное, экранное, о котором говорил Бодрийяр. Это пространство экранов, в котором нельзя утонуть, в нём нельзя погибнуть, это по сути не бездна, а плёнка между двумя безднами (трансцендентной и нигилизма). Нищета, недостаточность, лишённость - это результат того, что время движется сверху вниз, падает как водопад, и мы находимся внизу этого водопада времени. Любое время всегда течёт только сверху вниз, другого времени нет, оно течёт от одного небытия к другому небытию. И мы сейчас находимся на нижней точке этого водопада времени, в нижней точке гласа Аполлона, который больше не слышен, а слышен только визг чертей глобального мирового правительства."


Кирилл Мартынов.
"New York Times публикует мощный текст с основным тезисом: потребление цифровых услуг - это признак бедности. Мы говорим цифровая экономика, а подразумеваем экономика услуг для бедняков.
Вы бедный, если ваш врач консультирует вас по интернету, а не в ходе личной встречи.
Бедный, если ваши дети учатся онлайн, а не у оффлайновых преподавателей.
Бедный, если покупаете товары онлайн, а не в красивом магазине в центре города.

Для бедных существует гигантский рынок сексуальных услуг онлайн, где жители третьего мира продают эротические фантазии бедным гражданам мира первого, которые в состоянии потратить на это лишние десять долларов.

Тот факт, что богатые предпочитают старомодных тьюторов, личных тренеров и поваров, а не Coursera или доставку еды через смартфон, ни для кого не секрет. Но автора статьи Нелли Боулерз идет дальше и заявляет, что происходит "люксеризация" человеческих отношений.

Если вы по-прежнему получаете услуги от живых людей или имеете возможность общаться с ними, значит скорее всего вы представитель новой элиты, престижное потребление которой заключается в отказе от цифровых услуг в пользу оффлайновых.

Бедные покупают в кредит айфон, богатые отказываются от смартфонов. Бедные стараются сделать так, чтобы их дети умели пользоваться компьютерами, богатые предлагают своим наследникам частные школы, где обучение строится на общении между людьми. Если тридцать лет назад обладание персональным компьютером было признаком роскоши, то сегодня жизнь, проведенная перед экраном - это признак вашей неуспешности в жизни.

В этом моменте Боулерз сбивается на довольно спорные утверждения о том, что взросление с гаджетами вредит когнитивному развитию детей и утверждает, что на стороне IT-корпораций в этой дискуссии выступают многочисленные недобросовестные психологи.

Но когда она описывает 68-летнего пенсионера, живущего на прожиточный минимум, главным собеседником в жизни которого стал нарисованный на планшет кот по имени Sox, текст в целом воспринимается как чрезвычайно убедительный. Нарисованного кота для присмотра за пожилыми людьми придумал 31-летний бизнесмен, сотрудники его стартапа работают из Филиппин.

Если о том, что вы умираете, вам сообщит компьютерная программа, это значит, что вы умираете как бедняк в цифровой экономике."


Виртуализация общества
"Написав об "утрате" реальности в эпоху Постмодерн, Бодрийяр на свой манер констатировал ситуацию завершения процесса овеществления общества. Дефицит реальности у Бодрийяра - это вовсе не дефицит вещей и поступков. Напротив, он пишет о нарастающем "перепроизводстве" их в качестве знаков реального. Стало быть, под реальностью понимается некое "реальное" содержание, то есть ценностное наполнение вещей и поступков. Утрата реальности в концепции Бодрийяра - это утрата различения знака-образа и референта-реальности. Бодрийяр различает четыре последовательные фазы отношения между знаками и реальностью: образ является отражением подлинной реальности; он маскирует и извращает подлинную реальность; он маскирует отсутствие подлинной реальности; он не имеет никакой связи с какой бы то ни было реальностью."


Originally posted by sofya1444 at Автоматические системы управления
Любая ЭВМ способна делать только то, что для неё определит человек, ни больше, и ни меньше. Точнее, меньше, чем больше. Вопрос о передаче рычагов власти от партийной номенклатуры ЭВМ никогда не стоял. Гавриил Попов напрасно демонизировал АСУ. Совершенно непонятно, зачем он смешивал в одну кучу планирование и принятие решений. Это две большие разницы!
Вам известна статистика? За двадцать предперестроечных лет в стране по сути не была доведена до ума ни одна подобная система, хотя не было предприятий, на которых бы отсутствовала лаборатория АСУ. Даже "математический гений" Березовский эту проблему решить не смог и с горя предпочёл податься в мошенники.
АСУ - это тупиковый путь. И не только потому, что человечество в принципе не должно передавать процесс принятия важных решений на откуп бездушной машине, но в значительной степени потому, что человек попросту не способен создать всеобъемлющий алгоритм, который смог бы учитывать все привходящие обстоятельства.
Об этом писал ещё Норберт Винер, приведя в своей "Кибернетике" очаровательную новеллу об обезьяньей лапке, а я для простоты напомню известный анекдот, когда перед путником, бредущим по пустыне, нарисовался джин и спросил того о двух желаниях. Путник представил себе воду и белую женщину. В тот же момент перед ним оказался фарфоровый унитаз, исполненный в виде той самой белоснежной женщины. Галатея... Франкенштейн... Вы такого будущего хотите?
Передать право принятия решений машине, это превратить человечество из субъекта в объект.


Норберт Винер
"Между экспериментальным взрывом в Лос-Аламосе и решением использовать атомную бомбу в военных целях прошло так мало времени, что никто не имел возможности как следует подумать. Сомнения ученых, знавших о смертоносном действии бомбы, больше других и лучше других представлявших сбе разрушительную силу будущих бомб, попросту не были приняты во внимание, а предложение пригласить японские власти на испытание атомной бомбы встретило категорический отказ.
За всем этим угадывалось рука человека-машины, стремления которого ограничены желанием видеть, что механизм пущен в ход. Больше того, сама идея войны, которую можно вести, нажимая кнопки, - страшное искушение для всех, кто верит в силу своей технической изобретательности и питает глубокое недоверие к человеку. Я встречал таких людей и хорошо знаю, что за моторчик стучит у них в груди. Война и нескладный мир, наступивший вслед за ней, вынесли их на поверхность, и во многих отношениях это было несчастьем для нас всех.
Примерно такие и многие другие мысли проносились у меня в голове в день Хиросимы."


Жак Аттали - На пороге нового тысячелетия

Но сам успех капитализма создает условия для его провала. Грядущий мировой порядок будет связан с опасностью: девятая рыночная структура, независимо от расположения ее центра, заменит живые дела мертвыми приспособлениями; он будет относиться к природе как к товару и превратит самого человека в товар массового производства. Он создаст пропасть между богатыми и бедными кочевниками. Мечта о бесконечном, неограниченном выборе может завершиться такой кошмарной ситуацией, где вообще нет никакого выбора. Мир изобилия может погрузиться в век всеобщей скудости. Земля, в конце концов, не наделена благословенным неисчерпаемым запасом ресурсов.


Томас Манн "Волшебная гора"

"Человек живет не только своей личной жизнью, как отдельная индивидуальность, но — сознательно или бессознательно — также жизнью целого, жизнью современной ему эпохи; и если даже он считает общие и внеличные основы своего существования чем-то безусловно данным и незыблемым и далек от нелепой мысли критиковать их, как был далек наш Ганс Касторп, то все же вполне возможно, что он смутно ощущает их недостатки и их воздействие на его нравственное самочувствие. Перед отдельным человеком могут стоять самые разнообразные задачи, цели, надежды и перспективы, и он черпает в них импульсы для более высоких трудов и усилий; но если в том внеличном, что окружает его, если, несмотря на всю внешнюю подвижность своей эпохи, он прозревает в самом существе ее отсутствие всяких надежд и перспектив, если ему открывается ее безнадежность, безвыходность, беспомощность и если на все — сознательно или бессознательно — поставленные вопросы о высшем, сверхличном и безусловном смысле всяких трудов и усилий эта эпоха отвечает глухим молчанием, то как раз у наиболее честных представителей человеческого рода такое молчание почти неизбежно вызывает подавленность, оно влияет не только на душевно-нравственный мир личности, но и каким-то образом на ее организм, на ее физический состав. Если эпоха не дает удовлетворительных ответов на вопросы «зачем», то для достижений, превосходящих обычные веления жизни, необходимы либо моральное одиночество и непосредственность, — а они встречаются весьма редко и по существу героичны, — либо мощная жизненная сила."


Игорь Ильинский.
Есть категория людей, которые сегодня любят Россию не меньше, чем мы с вами, кое-чего не понимая, не зная, но на самом деле абсолютно преданы идее служения своей стране и готовы идти — только позовите, только дайте, скажите, что делать, как понимать. Потому что сейчас им нечего понимать. Они понимают, что их дурачат, что им дуют в уши, что их ослепляют. Они это понимают, а видеть-то ничего не в состоянии сами. И уровень понимания тех, кто учит их, почти такой же, как у них, сплошь и рядом. Это (без всяких обид) наша профессура, преподаватели. Это ведь тоже очень разные люди (очень разные люди!), и есть среди них тоже не читающие, тоже не ценящие образование, хотя работающие в системе образования. Парадоксальные вещи творятся и ныне.
Игорь Михайлович, можно одну коротенькую справочку с демографической точки зрения, комментирующую то, что Вы сказали. Мы, анализируя динамику смертности по возрастам, с удивлением обнаружили, что самый высокий подскок — это в возрасте 20–24 лет. Динамика самоубийств также наиболее высокая в 20, 24, 25, 29 лет. И вот это трагичное умирание именно молодых заставило нас сделать такое предположение: они наименее защищены в плане психологии, установок. Они нутром, подсознанием не воспринимают «мораль», которую им предлагают. И это еще раз говорит о том, что наше дело в плане воспитания молодежи небезнадежное.


Роман Михайлов
"Есть идеалы личности, свободы личности. Это не та свобода, о которой говорят писания, это не «истина сделает вас свободными», а свобода, данная с рождения, свобода как свойство личности. Эта свобода возводится в культ, этика и метафизика ей подчиняются. Проявляются категории «комфорта, уюта личности» как нечто близкое по форме к христианской жизни в благодати. Это всё сливается с методами и идеями постмодернизма — с использованием готовых форм, с идеями устройства общества, подчинённого свободе личности, обеспечивающего личность необходимыми благами и правами. И проявляется как нигде культура потребления. Потребление культурных, религиозных, научных благ - это фиксируется как нормальная жизнь личности, главное, чтобы была свобода выбора. И эта «псевдорелигия» ставится на определённые политические рельсы, которые мы и видим в телевизоре-интернете. И над этим всем нависает некий хохочущий монстр, поющий мамлеевский Чарли."


Александр Дугин
В либеральной идеологии существует один момент, который привел к его фундаментальнейшему внутреннему кризису: либерализм глубоко нигилистичен по своей сути . Множество ценностей, защищаемых либерализмом, в своем основании связано с его главным тезисом: приматом свободы. Но свобода в либеральном понимании является существенно отрицательной категорией: либерализм требует «свободы от» (согласно Джону Стюарту Миллю ), но не «свободы для» (чего-то). И это не нечто вторичное, это суть проблемы .

Либерализм борется против всех форм коллективной идентичности, против всех видов ценностей, проектов, стратегий, целей, методов, так или иначе являющихся коллективистскими, или по крайней мере не- индивидуалистическими. Вот причина, почему один из самых главных теоретиков либерализма Карл Поппер (после Фридриха фон Хайека ) в его объемной книге «Открытое общество и его враги»утверждал, что либералы должны бороться против любой идеологии или политической философии (от Платона и Аристотель до Маркса и Гегеля ), которая настаивает на том, что человеческое общество должно иметь некоторые общие цели, общее ценности или общий смысл. ( Следует отметить, что Джордж Сорос рассматривает «Открытое общество» в качестве своей личной Библии.)

Любая цель, любое значение, любой смысл в либеральном или в открытом обществе, должны базироваться на индивидууме. Поэтому враги открытого общества, которое является синонимом западного общества после 1991 года и стало нормой для всего остального мира, очень конкретны . Его основными врагами являются коммунизм и фашизм как идеологии, которые вышли из той же философии Просвещения , и в центре которых содержится не-индивидулистические понятия – «класс» в марксизме, «раса» в национал-социализме и «национальное государство» в фашизме. Таким образом, источник конфликта либерализма с существующими альтернативами современности -- фашизмом или коммунизмом -- совершенно очевиден. Либералы требуют освободить общество от фашизма и коммунизма или любых их неявных комбинаций, чреватых не-индивидуалистическим тоталитаризмом. Будучи рассмотренной как часть процесса ликвидации не-либеральных обществ, борьба либерализма становится особенно значимой: она приобретает ​​смысл из самого факта существования идеологий, отрицающих индивидуума как высшую ценность общества. Понятно , что в этой борьбе противопоставлены освобождение и его противоположность. Но из этого видно, что свобода в том виде, как она осмысляется либералами, является в своем существе отрицательной категорией. Враг такой свободы присутствует здесь и сейчас и он конкретен. Это факт и сообщает либерализму основное содержание. У открытого общества есть враги, и самого этого факта достаточно , чтобы оправдать процесс дальнейшего освобождения .

Свобода делать все, что угодно, в пределах ограничений индивидуальной шкалой, провоцирует имплозию личности. Человеческое переходит в царство инфра-человеческого, в сферы суб-индивидуального. И здесь он встречается, как в грезе о суб-индивидуальности, с абсолютной свободой от чего-либо. Это эвапоризация человека, испарение человеческого как такового и приводит к Империи небытия как последнего слова тотальной победы либерализма. Постмодернизм готовит почву для этого пост-исторического, самореференциального рециклирования бес-смыслицы.




«Коллапс сложных обществ», Д.Тейнтер

Чёрная дыра - ограниченная область, с бесконечным искривлением пространства-времени на своей границе. Порождённое гравитационное поле настолько велико, что такую пространственную область не могут покинуть даже объекты, движущиеся со световыми скоростями. Падение общества в воронку регресса напоминает падение тела в чёрную дыру. При падении тела в чёрную дыру наблюдается атомизация этого тела, тот же процесс наблюдается и при регрессе общества, когда разрываются сложные связи между его членами. Для любой чёрной дыры существует горизонт событий - граница области, покинуть которую не может ни один объект. Характерный размер простейшей сферической чёрной дыры равен радиусу Шварцшильда и может быть рассчитан. Возможно ли для общества сделать расчёт общественного "горизонта событий" пока неясно и представляет собой важную задачу, которая форумилируется так: "Какова степень регресса общества, по достижению которой его дальнейшая атомизация и разложение становятся неотвратимыми?"


Уровень IQ европейцев значительно снизился

Ученые из нескольких стран в ходе совместного исследования выяснили, что уровень IQ европейцев за прошедшие сто лет снизился на 14,1 пункта. Исследование проводилось целой группой ученых из университетов Брюсселя, Амстердама и Ирландского национального университета в Корке. Проанализировав данные с 1889-го по 2004 год, эксперты сделали вывод, что интеллектуальный уровень европейцев, живших в викторианскую эпоху, гораздо выше, чем у современников. В среднем IQ снижается на 1,23 пункта каждые десять лет, передает RT.

Одним из определяющих факторов стало исследование быстроты реакции – это время обычно демонстрирует уровень развития интеллекта. Недавние исследования показали, что люди с высокими показателями IQ, в частности, иначе воспринимают сенсорную информацию, быстрее и четче определяют движущиеся объекты.
Результаты эксперимента впору отнести к разряду феноменов – при современном уровне информационной насыщенности жизни и том потоке данных, который мозгу человека приходится обрабатывать каждый день, быстрота реакции и усвоения информации должна была бы возрасти.

IQ (коэффициент интеллекта) – количественная оценка уровня интеллекта человека: уровень интеллекта относительно уровня интеллекта среднестатистического человека такого же возраста. Определяется с помощью специальных тестов.

Тесты IQ разрабатываются так, чтобы результаты описывались нормальным распределением со средним значением IQ, равным 100, и таким разбросом, чтобы 50% людей имели IQ между 90 и 110 и по 25% – ниже 90 и выше 110. Значение IQ менее 70 часто квалифицируется как умственная отсталость.





Наталья Ростова
"«Слабые структуры» - это структуры, исключающие возможность появления абсолютной точки зрения и истины. Как говорит один из апологетов подобной философии и теологии Джон Капуто, нет такой вещи, как неискаженная перспектива, а потому необходимо позволить цвести всем цветам. На смену метафизике должна прийти постметафизика, на смену представлению об истине и связном иерархизированном порядке реальности – принцип плюрализма, на смену Смыслу – интерпретация. В рамках такой логики процветает философия гостеприимства, начиная с Деррида и заканчивая Ваттимо. Суть этой философии сводится к тому, чтобы поменять знаки между хозяином и гостем, между принимающим и принимаемым. Не хозяин принимает гостя, но гость принимает хозяина. Как говорит Ваттимо, первый случай тождествен тому, что Деррида называл относительным гостеприимством, второй – тому, что он называл абсолютным гостеприимством. Современным мир должен практиковать абсолютное гостеприимство, то есть ситуацию, в которой хозяин отдает «самого себя на произвол гостя», оставляя за ним право последнего слова. Абсолютное гостеприимство означает упразднение субъектности хозяина и автономности установленного им закона. «Гость, - говорит Деррида, - становится хозяином хозяина». Другими словами, исключается сама возможность появления закона, традиции, правила, то есть того, что предполагает категорию истины. Абсолютное гостеприимство – это режим, в котором правит гость, то есть случай. Все случайно и ситуативно, все недостоверно, ибо нет того, что может удостоверить."





"Сегодня западные интеллектуалы борются не с Богом, а с атеизмом. То есть с тем, что паразитирует на теизме. Как говорит Достоевский, от атеиста до верующего — один шаг. А потому, чтобы Бог всё-таки умер, нужно отвергнуть и атеизм. Тогда между верующим и неверующим не будет разницы, ибо онтологический разрыв между трансцендентным и имманентным, Богом и миром исчезнет. Само трансцендентное будет объявлено не чем-то самостоятельным, но лишь конфигурацией на теле имманентного, а человек станет описываться в терминах поверхности."
Tags: будущее, видео, общество, психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments