Кризис нашего мира (swamp_lynx) wrote,
Кризис нашего мира
swamp_lynx

Category:
  • Music:

О единстве естества и искусства

Originally posted by az118 at О единстве естества и искусства
естество уже при Сократе во всем Средиземноморье было давно противоестественным, что и фиксируется у Платона.

ибо естество оно женственно, природно, а город убивает природу,
подменяет ее искусственностью, каковую необходимо отличать от
мужественного искусства, пребывающего в единстве с женственностью
естества природы-фюзиса-натуры - восходящего бытия.

есть город-гард, цитадель, замок,
и город-полис, торжище и мастерская.

естество когда гард господствует над полисом.

стало быть, Христос, Бог Сын-Логос пришел восстановить подлинное
естество и победить лживое противоестество мира сего

fvl1_01: На западе право письменного закона победило право обычая. А юридически женщина везде неполноправный человек - владеть имуществом и распоряжаться может с ограничениями и т.п. Наследие Римского права и не к ночи будь помянуто античности. Вон в демократических Афинах женщин держали в гинекее строже чем турки одалык в гаремах.
Дело именно в юридической неправомочности женщин. Скандинавия одно из исключений - там обычное право времен Викингов давало большое значение женщине хозяйке. И права ей. Ибо она блюдет дом когда муж и сыновья где-то воюют. А вот когда благородные рыцари сидят дома и хозяйство ведут и даже в крестовый поход дай бог третьих сыновей пошлют. Тогда женщина не человек а предмет.
Охота на ведьм в Европе это массовая придумка протестантов - для них баба хуже чем человек - она источник греха. Католики как то бороть ведьм не спешили. Хуже этого в Испании борьбу с ведьмами ругал сам Торквемада - еретиков жечь это хорошо, а колдуны и ведьмы - это томление духа.


smirnoff_v: Инициатором костров инквизиции была интеллигенция, создавшая рафинированную городскую культуру. С высот этой рафинированной культуры народная культура им показалась низменной, а, поскольку в ту эпоху все идеи получали религиозную оболочку, и своя культура осознавалась как строго религиозная, то народная виделась с явной помесью чертовщины (элементов язычества и правда было немало). Вот тут и началось – в основном женщин жгли. В то же время как обычно интеллигенция делилась на группировки, и членам чужих группировок так же доставалось – вот так жгли тех, о ком сейчас удосуживаются всплакнуть, как о жертвах мракобесия. Не было, с одной стороны церковь и агрессивное быдло, а с другой страдающая интеллигенция. Церковь в лице сравнительно высоких чинов была частью интеллигенции, и весьма существенной. Им противостояло крестьянское население и деревенский священник – невежественный, склонный к греху, но близкий к народу.

Многие метры, такие как Фернан Бродель или Карл Поланьи, обоснованно утверждали, что начиная с эпохи, когда мотивом труда стала прибыль, трудящийся человек стал работать существенно больше. Индустриальная эпоха, взирая на прошедшее, анахронизировала, судя по себе. Сама работая не покладая рук день за днем и год за годом, она такую же модель труда прилагала к средневековому крестьянину – а ведь стоит взглянуть лишь на количество праздников и выходных этого крестьянина. Ритм его работы есть ритм природы. В одно время от зари до зари, а потом подремывая и т.д.

Рабство же в такой особой форме как «говорящее орудие» есть крайне локальный и во временном и в пространственном смысле отрезок, связанный с бурными римскими завоеваниями. А так он не выгоден и в реальности рабство, это совсем не тот институт, которой в форме «ужас, ужас» описал век просвещения.
Так что не выдумывайте про ад, в котором обреталось большинство населения. Это фантазия нового времени, выдуманная для оправдания себя, для оправдания «сатанинской мельницы» (и с чего это так называли промышленность вчерашние крестьяне, которые не разгибаясь, на клочке…).

В Средневековье статус человека зависел не только и не столько от того, как много людей на него работало (а так же, сколько земель соответственно), но и от того, сколько вассалов он имел. Собственно говоря, именно наличие вассалов гарантировало ему и его земли, и его вес в феодальной иерархии. Поэтому он вынужден был большую часть своих земель с сервами раздавать вассалам, и так по всей феодальной лестнице до ее низших ступеней – нетитулованных мелких дворян. Все это связано с особенностью именно западноевропейского средневековья – отсутствием государства в полном смысле слова.

Следствием этого сделалось то, что исчезли «свободные» сервы, которых можно было массово согнать на работы и припахать. Даже король не мог этого сделать, ибо каждый крестьянин для кого-то был важен – какой-нибудь небогатый дворянин имел всего с десяток семей, получая с них свою феодальную ренту. Отними одного, и он тут же побежит за помощью к своему сюзерену и на тебе, рокош на ровном месте. Система, где все люди были зависимы и включены в те или иные корпорации обуславливала дефицит трудовых ресурсов и делала их сравнительно дорогими.

Долгие века это, казалось бы, мешало прогрессивному развитию общества в сфере общественного производства. В Древнем Риме могли нагнать тысячи, а то и десятки тысяч рабов и в краткие сроки возводить грандиозные строения. В средние же века готические храмы возводились, зачастую многие десятилетия, а в отдельных случаях и более столетия. В этом нет ничего удивительно, если понимать, что собор строили небольшие бригады, в полтора- два десятка человек. Им, конечно помогали местные добровольцы, для которых труд на строительстве собора был формой искупления грехов и вообще делом богоугодным. Но в любом случае численность работающих на порядки уступала вышеописанному античному строительству.

Тот же самый дефицит рабочих рук был и в других сферах производства. И еще раз хочу обратить внимание. Вызван он был не недостатком населения – в Европе ко второй половине 13 века был заметен явный переизбыток населения, - а причинами социальными, т.е. специфической социальной организацией.

Так вот то, что кажется на первый взгляд недостатком, оказался достоинством, что, собственно и позволяет говорить нам о прогрессивном характере средневековья по отношению к античности. Дело в том, что поскольку людей не хватало, все технические средства интенсивно применялись. Все, что могло заменить непосредственно человеческий труд, усилить человеческую руку, все шло в дело. И из-за дороговизны рабочей силы любое техническое приспособление было рентабельным.

Вследствие этого все технические приспособления, которые в античном мире были либо мало распространены, либо и вовсе оставались не более чем игрушками механиков, в средневековье, со временем, распространились массово и сделались важным фактором общественного производства. И по производительности труда эта новая цивилизация со временем обошла античность и устремилась вперед.

Но тут есть один момент, один парадокс. А именно то, что, средневековое общество как цельное и состоявшееся не могло состояться в античные времена. Ибо раннесредневековое общество, ядром которого было замкнутое на себя поместье, живущее натуральным хозяйством было откровенно слабее античной организации социума. Слабее и в военном смысле и в экономическом. Такое общество было бы неконкурентоспособным и быстро бы погибло.
Да чего говорить, ведь так и случилось. Римская империя в свои последние времена стремительно феодализировалась и одновременно слабела вплоть до своей окончательной гибели. Феодальная система оказалась сильнее и прогрессивнее только в перспективе, за счет вышеописанных принципов, обусловивших дороговизну рабочей силы и «ценность» (для кого-то) каждого человека. Вследствие этого период, известный как «темные века» оказался исторически необходим. Античный мир должен был рухнуть, что бы новая социальная среда выросла на его «компосте».

Вон феодализированнный Рим пал, а феодальная Европа крепко стояла на ногах и не удивительно. Уже в высокое средневековье в конце столетней войны на битву при Азенкуре припоздал один крупный феодал – запамятовал, как его звали, а рыться в литературе лень. Тип был соответственно эпохе изнеженный, модник и чванливый болван по большому счету. Так вот, посчитав, что честь его ввиду опоздания на битву подверглась ущемлению, он выстроил свой отряд и атаковал англичан. Естественно погиб.

Кто-то скажет – дурак и это в определенной степени верно. Однако этот поступок многое говорит о феодально-рыцарском этосе. Такого поступка от феодализированных нобилей позднего Рима мы ожидать никак не можем. Те были люди совершенно иной ментальности, слишком убежденные в том, что «вечен Рим» и предпочитающие термы тренировкам с оружием в руках. И слишком ценящие свою жизнь. Таким образом, для того, что бы феодальный мир приобрёл достаточную стойкость, понадобилась кардинальная смена общественного мировоззрения.


Евгений Головин. «Рыцарь печального образа» отважен, смел, великодушен. Он – истинный христианин. Когда, после освобождения каторжников, он выслушивает упреки в неразумности и общественной опасности такого поступка от своих односельчан – священника и лиценциата – он произносит монолог, который стоит процитировать целиком:
«В обязанности странствующих рыцарей не входит дознаваться, за что таким образом угоняют и так мучают тех оскорбленных, закованных в цепи и утесняемых, которые встречаются им на пути, - за их преступления или же за их благодеяния. Дело странствующих рыцарей помогать обездоленным, принимая в соображение их страдания, а не их мерзости. Мне попались целые четки, целая вязка несчастных и изнывающих людей, и я поступил согласно данному мною обету, а там пусть нас рассудит бог. И я утверждаю, что кому это не нравится, - разумеется, я делаю исключение для священного сана сеньора лиценциата и его высокочтимой особы, - тот ничего не понимает в рыцарстве и лжет, как последний смерд и негодяй. И я это ему докажу с помощью моего меча так, как если бы этот меч лежал предо мной.»


fvl1_01: В Средневековье социальная структура общества была сложнее и интереснее. В Новое время происходит какое то упрощение и унификация, все переходят на один язык, государством спонсируемая ассимиляция, вместо разнообразных корпораций со своими привилегиями - классы, вместо местного законодательства и самоуправления - централизация и "единое правовое поле".
Есть такое - вообще начиная со средневековья человеческие взаимотношения в рамках социума непрерывно подвергаются именно деградациии. Раньше человек "среднего класса" :-) имел "малую" (свою) и "большую" (родственники) семью был обязательно членом церковного прихода, какого нибудь братства или коллегии, приходы тоже имели свое объединение, по профессии входил в какой либо цех или организацию и так далее. Потом осталось только семья и сразу государство, а теперь и семья трезщит.
В общем да - унификация человеческого стада чисто Рим после Каракаллы :-) Конец 20 века от этого.

Кстати да - смотришь современные книжки по средним векам, так подчеркивание, что кроме вертикальных связей, вассалитетов там, епископатов-приходов, есть горизонтальные связи цехов, компаньонажей... Да еще и семейные - получалась добротная социальная ткань, не ряднинка какая, а атлас.
Поэтому кстати средневековые общины и переживали такие бедствия вроде пожаров целых городов, всяческие моры с вымиранием четверти-три четверти населения, войны - от которых современное общество откатиться даже не на уровень Сомали а ниже... Именно социальная ткань.

Свобод на бытовом уровне как раз больше при авторитаризме и абсолютизме, а чем больше либерализма, тем больше заборов, шлагбаумов, ЧОПов и прочих сторожевых собак на охране частной собственности.
Скажем, во времена ярого абсолютиста Людовика 14 го , в Королевский дворец в Версале имел право зайти ЛЮБОЙ - единственное что требовалось - чистая одежда (в грязном приходить было запрещено)
Да что бы просто войти в приемную дворца - надо было выстоять очередь - но право имел любой. Крестьянин, монах, солдат, иностранец - кто угодно. А по парку побродить даже очередь не требовалась... (что не отменяло скажем совершенно не иллюзорных заговоров против короля-Солнце, но все одно - не пускать народ к королю НЕЛЬЗЯ, даже в голову не приходит).
И мы можем себе представить такую идилию в современном либеральном мире :-)

Либерализм хорош либо в небольших общинах либо при негораниченных ресурсах - когда есть куда расширяться. При константном ресурсе - тот кто первый себе урвет "при свободном творчестве" то он это сделает за счет остальных. Почему либерализм в США второй половины 19-первой половины 20 века был такой образцовый - всегда был "фронтир", "дикий запад", "торговая экспансия" - куда расширяться. При наличии такой возможности либерализм хорог. При отсутствии превращается во власть олигархии или даже олигополий.
Насчет больше свобод в быту вам уже заметили. При "коммунистической диктатуре" я ребенком дошкольником пропадал во дворе и мог идти куда хочу и делать что хочу без какого либо присмотра (ну в рамках запрещений от родителей - на обед приходить, сильно не вымазываться и т.п. все в пределах разумного) - сейчас вы выпустите 5-6 летнего ребенка в москве играть во двор на целый день?
Вот уж поле для свободного развития личности ВНЕ СОЦИУМА. :-)

Модерн идет против антропологических завязок человека (цикличность (маршрут стаи антропоидов по сбору хавчика), чередование активности и покоя (пожрали лежим, жрать надо работаем) и т.п. В общем ломает нас сейчас истинно об колено. Отдыхать мы то же разучились. Кстати все эти средневековые карнавалы и простые селянские праздники до полного изумления - они именно система ПРАВИЛЬНО отдохнуть и перезагрузиться перед новым циклом работ. Отлично работают для физического труда и страшно вредят умственному. Каковой для человека извращение недавнего времени.
Модерн это удовлетворение собственного гедонизма за чужой счет.

Переход от индивидуальной мастерской к конвееру. Мы вместо повышения навыков работника разбиваем техпроцесс на кучу простых и легкоформализуемых операций. Получаем огромный профит в эффективности и экономический эффект, но теряем в необходимости работать головой. В общем еще один шаг к вселенскому улью с немногими интелектуалами и рабочими с атрофированным мышлением.

Утеря навыков работы с большими коллективами ведёт к примитивизации социальных отношений, фрагментации и ксенофобии.
Атомизация общества и полное нарушение социальных связей. Умерли "заводы" - умирают "дворы", коллективы соседей и т.п. Я еще рос и развивался ребенком на улице в компании как сверстников так и имея примеры чуть более старших и чуть более младших - нормальный социум. Сейчас же ребенок - это дорогая птичка в дорогой клетке. В общем был бы флотским поднял бы сигнал "Ваш курс ведет к опасности".

На первых порах будет искуственное "питалище муз и чувств" думаю - этакий аналог Афин в древнем мире УЖЕ достаточно (как не странно интелектуальная среда в 30-40 тыс человек уже вполне будет работать, а это легко позволить элитам).

Заповедничек для выращивания сливок общества на Капри, привет Тиберию :-)

Понятно что система за несколько поколений протухнет - и далее либо деградация до выполнения типовых операций и конец концов когда выполнения типовых операций будет уже недостаточно, либо заморозка в виде как вы верно заметили воссоздания КАСТОВОГО общества.

В отсутствие экономических потрясений и строгом регулировании демографических циклов касты смогут продержаться неограниченно долго. До исчерпания доступных ресурсов."


Искандер Валитов. Традиционно за социальное целое отвечала аристократия. По своей функции она была обязана иметь представления об этом целом и заботиться о его воспроизводстве. Именно аристократия обеспечивала институт государства необходимыми «кадрами». По-видимому, личностные структуры воспроизводились вместе с аристократическими семьями. Различие и сложность функций разных людей в социальном организме были всем очевидны и не подвергались сомнению, до тех пор, пока не сформировался финансовый и промышленный капитал.

Известно, что впервые процесс демократизации был начат банкирами во Флоренции (еще в XIII веке), а потом и в других итальянских городах. Лишить аристократию власти можно было, только уничтожив представление о принципиальном неравенстве ролей в социуме и, следовательно, о фактическом неравенстве людей. Провозгласив и утвердив идеалы равенства, первые буржуа уничтожили функцию ответственности за социум в целом. Именно демократия породила вместо принципа персональной ответственности демократический принцип коллективной безответственности. Формально теперь народ выбирает правителя. С кого из голосовавших (анонимно!) за него можно спросить за несостоятельность избранного?

Также буржуазия создает свой демократический идеал человека, во-первых, как среднего и массового, и, во-вторых, как имеющего стоимость. Человек теперь измеряется не силой личности и способностью «держать мир», а величиной банковского счета. Имеют значение только люди с капиталом, без денег ты не интересен никому, и делать с тобой можно все что угодно.

В результате мы живем в мире тотальной безответственности. Содержание деятельности является результатом свободного выбора каждого индивида. Теперь каждый сам решает, что ему делать. Бог, божий замысел о мире, ответственность за мир больше не актуальны.


sh_e_k: Тысячи лет культуры нет. Культура это же не то, что в библиотеках и музеях. Культура это то, что возникает между людьми при общении и взаимодействии. И здесь беда. Кроманьонцы - да. И лучше в этом признаться, чем строить из себя неизвестно что и вычитывать в библиотеках рецепты для неизвестно кого.
Культура живет на почве и если почву вытоптать то и культура захиреет. До 20 века культура жила в крестьянской среде, пусть убогая с точки зрения просвещенных, но важно что живая. В 20 веке ее придушили и стали внедрять эрзац. И до сих пор и внедряют и душат. У Достоевского есть рассказ "Кроткая", для 1876г это была фантастика, но теперь это быль. Для жизни необходимо жизненное пространство.


tdm11: Никак не получается диалектика типа давайте разъединимся, чтобы потом соединиться. Дурно увеличивающееся множество персональных границ неминуемо превратит общество в бесструктурную среду, аморфную - без границ. То есть результат внезапно! окажется противоположным ожидаемому. И все бестолковые нынешние противоречия это просто проявление неустранимого логического порока мышления. Третий гендер, пятый, десятый... - ок. Но сотый гендер - это уже не разнообразие, а выпендрёж. И золотой середины тут не найти. Вообще, в этой задаче интересно то, что никакой компромисс не может быть предусмотрен чисто методологически. Ну, как с Крымом (пардон).
Любое доведение до т.н. логического конца до добра не доводит. Одно дело размывание границ, другое - исчезновение. И вот этот неуловимый переход и есть предмет моих тревог.

Я о вспышках насилия, травли и агрессии по любым признакам. Виртуальные рабы воюют с виртуальными плантаторами, виртуальные миту - с виртуальными вайнштейнами и т.п. Идут войны хэштегов, и идут объединения хэштегов. Человек обрастает хэштегами и подписками как нейрон, устанавливая виртуальные отношения. Вот и получается такой планетарный масштаб, в котором лица границы стёрты, а краски тусклы усреднены до серобуромалинового. Только войны получаются реальные.

Вы же не будете считать смузи (для примера) эталоном высокой сложности? А винегрет? А ... и так далее.
На первом фото микроструктура обычного металла. Видим зёрна и, соответственно, границы зёрен. Да, зёрна все разные, но они одинаковые по сути.
На втором фото видим тонкую структуру металла в аморфном состоянии. Зёрен нет по определению и по факту, тонкая структура уже в области чуть ли не квантовой физики.
Разница масштаба в 4 порядка плюс в зримом размере ещё пара порядков.
На первом фото можно себе представить некоторые сообщества. Размером по 1...3 миллиона. Это среднее. Реально от 10 тыс. до 10 миллионов.
На втором фото - отдельные люди либо трибы по сотне человек. Все разные, но видим-то мы не питательный бульон с укропчиком и пятнышками жира, а то самое смузи. Непонятный шлак. Тепловая смерть Вселенной общества.





Соответственно, философский вопрос: где проходит граница в этой мозаике, где внезапный переход от сложности и усложнения к резкому упрощению и голой ненужной простоте?
Активные связи между элементами.
В отсутствие градиентов, неоднородностей и (sic!) границ эта активность грозит оказаться бегом по кругу с наступанием на жабу.


idealist_t: Интеллект и искусственный интеллект - это примерно как цветы и искусственные цветы.


destroy2build: Теперь я понимаю какие могут быть проблемы у интернет-зависимых, и вообще в будущем у подключённых. Так привык на скорости что то делать, делать помногу в вирте, что уже не хочется делать что то в реале, а когда начинаю допустим чинить электроприбор, меня половина бесит - что? искать болтики? С ума сойти, они не прямо под рукой?!! А потом что, их ещё и закручивать??
Но всё ещё хуже - ум перестроился не просто быстро читать книги или быстро выполнять действия. Он как будто сросся с интерфейсами.


az118: Когда-то отец учил меня банальным для биолога и врача вещам:
- палка удлинила наши руки, повозка - ноги, очки - глаза, компьютер - мозги и т.д.,

и все это - руки, ноги, глаза, мозги и прочие органы нашего тела - требуют умелости и мастерства владения ими
а палка, орудие, повозка, машина, компьютер и прочая техника - продолжение и усиление нашей телесности во вне.

само же наше тело с его продолжением - средство и орудие души, каковая есть принцип организации тела и обитель духа.

этому мастерству, которое греки и называли tekhne (от PIE *teks-no- "ремесло"), мы учимся сначала инстинктивно, начиная со стадии плода в материнской утробе, затем все более сознательно, до самой смерти противостоя разрушению тела, оставляющего душу без средств, а дух без дома.

Стало быть, техника есть единство нашего тела со всеми его продолжениями и усилителями и безсознательно-сознательного мастерства владения им, а природа техники - производна от человеческой природы.

технократическая культура и цивилизация, сущность которых в прогрессе техники, - культура и цивилизация автокаталитического процесса становления искусственной телесности для ублажения души под страхом смерти - цивилизация самовоспроизводства уже не человека, служащего Богу, а техники (средств) через человека, цивилизация строительства дома без хозяина-духа.

Вообще, природы жизни, человека, культуры и цивилизации историчны и потому автокаталитичны, ибо их сущностные продукты необходимо являются катализаторами процессов, их же воспроизводящих. И только Гегепль, Маркс и Хайдеггер поняли это, хотя каждый по своему:

Гегель понял что саморазвертывание Абсолютного Духа происходит как автокаталитический процесс самоотчуждения и якобы возвращения к себе в высшем синтезе, чему Маркс придал форму диамата и истмата - история творит нового человека, творящего свою историю.

Хайдеггер распознал в этом одну из сторон процесса всемирного нигилизма

и о погоде - культура и культ vs цивилизация
Понятие культуры тесно связано с культом и восходит к лат.глаголу colere, имеющим значения:

населять (от него колония), возделывать, выращивать, развивать (культивировать)

а также

воспитывать (передавать опыт, формировать) и просвещать (давать ясный взор) потомков

но и

преклоняться, чтить [изначально] предков (это и есть культ)

Бог - родо-начальник - образ субъект-объекта-актора культа

стало быть,

культура - живое пространство воспитания-просвещения (образования потомков) и преклонения-почитания (культа предков)

или, иначе,. культура - органично-традиционный феномен самовоспроизводства конкретной человеческой общности как единого организма, выраженный в системе ее ценностей, связывающей предков как источника образцов этики и морали с воспроизводящими оные образцы потомками.

однако становление культуры ведет к разрастанию технических служебных функций, получающих завершенное оформление в городе, каковой становится основой цивилизации, со временем подчиняющей породившую ее культуру: техническое начинает господствовать над органическим, вызывая разложение культуры и трансформацию организма в механизм из атомарных индивидов-граждан (горожан) цивилизации как анти-природы и анти-культуры - "культуры для культуры" - быдло возделывает скот, дегенераты - цветочки (ТЕХNE).

Язык - дом бытия (с) Мартин Хайдеггер.

поскольку культура соединяет поколения, возделывая потомков почитающих предков, и сословия, каждое из которых занимает свое место в бытии социума и государства, то она

а) живое, ибо воплощает жизнь,

б) пространство, потому как есть топологическое многообразие форм этой живой связи поколений, гендеров и сословий как единого организма,

в) которое уничтожается разрывом связей между поколениями, подменой сословий классами из случайных эфемерных коллективов, идеологией космополитизма, либерализма, которые ориентированны на ценности индивида, все идентичности, - половые, гендерные, этнические, национальные и т.д., - которого размываются, превращая его в "НОВОГО КОЧЕВНИКА" (С) Жак Аттали, т.е. в блоху без пола, рода и племени, скачущую по поверхности ставшей маленькой Земли в погоне за хлебом и зрелищами.

мантры про 21-й век и "сложность общества" оставим для умственно отсталых, ибо сословное общество древнего Египта или высокого средневековья по социальной структуре было на порядок сложнее просто тому что тогда болтунов про социальное равенство скармливали крокодилам или сажали на кол. и правильно делали, ибо социальный рак лечится хирургически

разница принципиальная:

- на западе социум составляется из индивидов как онтологически первичного единичного сущего (соц.атомов), т.е. социум есть механизм, а индивид - мера всех вещей. Там сущность (род, этнос, культура) просто умозрительная абстракция или материал для индивидов, которые в теории заключают меж собой договоры о сожительстве и что считать истиной.

- на востоке социум продуцирует индивидов как свои служебные проявления - там родовая сущность фундирует сущее и сама является истиной и законом

поэтому Америка и Китай несовместны пока кто-то из них не переродится


Дэйв Эггерс. Впрочем, в какие такие времена молодые американцы желали учиться у старшего поколения или хоть у кого-нибудь? Пожалуй, ни в какие. Американцы появляются на свет, зная все и не зная ничего. Рождаются в движении, очень быстром, — ну, или им так кажется.


Народолюбие vs миф

Народолюбие есть либо лицемерная демагогия своекорыстных меньшинств, либо вид зоофилии, и в конечном итоге завершается страстью к ложной свободе - свободе продаваться, покупаться и потребляться с комфортом в мире измышленных химер, порождаемых низшими слоями человеческой природы.

также надо отличать народ, т.е. многообразие народившихся особей, от демоса, каковой есть дееспособное население одного округа-дема, представляющее собой как правило соседскую общину - политию - или несколько близких таких общин - полис, где все знают всех от рождения, и фолька - дружины воинов.

миф же бесконечно важнее для самосознания народа и истории страны чем все историки и философы вместе взятые.

и надо быть не националистом, а патриотом, любить Отечество и его предания и дымы, а не нацию, каковая по своей природе буквально с лат. есть народ - сама по себе безликая масса народившихся индивидов, только как семья олицетворяемая отцами и их преданием - мифом, который по сути и есть подлинная культура, и государем - главой всей семьи и сыном Неба.

Государь же есть именно Солнце, а не Луна, свет которой якобы очерчевается облаками-народом, как это стало модным представлять в современной Восточной Азии, особенно в Юж.Корее, под зловредным католическим и протестантским влиянием запада.


Лем и Стругацкие против Тарковского

Лем и Стругацкие начинали с апологии прогресса и человеческого духа как меры всех вещей для себя любимых, а кончили константацией глубочайшего кризиса самих основ человеческого существования и мотиваций при явном разочаровании в самом человеке как якобы вершине мироздания.

у Лема главной темой с 60-х гг стало бессилие гордого западного духа перед Вселенной и Историей.

у Стругацких к этому добавился мотив неизбежного эволюционного неравенства людей, выделения среди людской массы мизерного меньшинства, которому уже нет дела до громадного большинства, и общего кризиса идей о должном и как следствие мотивов любой деятельности.

Творчество Андрея Тарковского о человеческой душе, которой нужны родные близкие души и родной дом под родным небом Святого Духа на родной земле Богородицы рядом с Сыном-Спасом.

"Андрей Рублев", "Зеркало", "Иваново детство" совсем не заграничные, а последние два во многом и автобиографичные, снятые русским человеком о русской душе на русской земле под русским небом, на которые наступают прогресс и современность с перспективой "Солярса" и "Сталкера" и потеря которых отражена в депрессивных уже заграничных "Ностальгии" и "Жертвоприношении", после которых Тарковский покинул сей мир...


Вячеслав Потапов. Проблема прогрессорства (совершенно, надо заметить, актуальная) кажется сродни хрестоматийным задачкам про вагонетки.
Да, при столкновении двух цивилизаций одна - менее развитая технически - так или иначе гибнет. И никакого способа, несмотря на всякие "программы содействия малым/диким народам", до сих пор не выдумано.
Если речь о "гуманных" и "негуманных" прогрессорах, то отличие следующее: первые по своему воздействию на аборигенов подобны нейтронной бомбе в определенном смысле: "культура исчезает, человек остается", вторые же подобны обычной ядерной бомбе: "исчезает и культура, и человек"


Про гибель японской цивилизации можно поподробнее?
Япония теперь часть западной цивилизации.
Можно ещё сравнить фильмы, которые были сняты людьми довоенной Японии, и те, что выходят сейчас. Путь от непревзойдённых шедевров и примеров духа до картин о проблемах маленького человека, который раздавлен городской культурой.




На тему того, как прогрессоры "спасают тех, кого можно спасти" есть хороший фильм "Прощай, детка, прощай". Там богатые родители воровали детей из бедных семей. В жизни приходилось с таким сталкиваться, когда богатые родственники хотели отобрать у находящейся в трудных условиях матери талантливого ребёнка. Это проявление паразитической сущности прогрессоров, культура которых превращает людей в механизмы. Для её выживания необходим приток живых людей из мест, где прогресс ещё не победил. Если получится, их выменивают за бусы (напечатанную ФРС бумагу, гаджеты и прочий хлам), а если нет - берут силой. И надеяться в этой ситуации можно только на тех, которые следуют своему долгу, даже если это разрушит их жизнь, кто не идёт ни на какие компромиссы с прогрессорами.




В реальности это будет не вшивая рефлексующая интеллигенция а здоровые во всех смыслах слова мужчины и женщины. Которые смогут ради пользы дела и горло перерезать, и сексом заняться с существом с планеты, и если надо для большей эффективности небольшой геноцид устроить. И всё это весело и жизнерадостно.

Напомнило один из моих любимых фильмов "Ад каннибалов". Там всё было, как Вы описываете, с изнасилованиями, небольшим геноцидом, весело и жизнерадостно. А в конце прогрессоров съели. Мне кажется, для них это идеальный финал. "Лучше быть в тепле чужого желудка, чем в холодной земле". Очевидно, что у каннибалов оказалась более высокая и гуманная культура, прогресс не делает людей лучше. Кем в реальности являются прогрессоры, прекрасно описано у Честертона в "Сломанной шпаге".




Пишет Молот. Обратите внимание - Молот. Не какой-нибудь безвестный дурак. Не какой-нибудь слабоадекватный радикал - Молот. Человек довольно умный, довольно добрый, довольно честный и на своей стороне спектра мнений - довольно умеренный, я бы сказал. У меня как-то даже комментариев практически нет к его словам:
"Закон конечно дурацкий, как и все прочие. Но если есть хоть малейшая вероятность, что православный талибан хоть в чем-то прав, и из патриотических к
ладок начнут изымать личиносов - это будет уже очень хороший результат. Больше хаоса богу хаоса."

В наши дни перестали стесняться быть нелюдью, этим бравируют. Когда единственная цель в жизни - это погоня за удовольствиями, то, пресытившись ими, хочется чего-нибудь эдакого, например, чтобы люди страдали. Читал немало фантастических рассказов американских писателей на эту тему. Очень точно предсказали наше время, где новая красота - это уродство, а новый гуманизм - это бесчеловечность.


Размышляя на тему "летящей в жопу" цивилизации, ввиду утраты мотивации, одним из вариантов "а что делать-то?" полагаю вариант "стать новым сверх злом". Т.е. условным "новым Гитлером", с геноцидами, подавлением и всеми сопутствующими развлечениями. Тем самым "врагом" для человечества, для борьбы с которым (бо жить хочется) человечество смогло бы объединиться и перескочить на следующий цивилизационный уровень. По крайней мере пока мы не умеем встраивать позитивные мотивации в наши биологические тушки, вопользоваться еще раз дефолтными (инстинкты самосохранения и сохранения потомства).
Ерзац-зло в виде "международного тероризма", используемое современной цивилизацией, с задачей не справляется. В том числе и потому, что текущие спонсоры тероризма делают это на для того, чтобы против него объединялись, а чтобы с его помощью посорить всех со всеми.


Эти спонсоры и являются тем самым сверхзлом. Но так не хочется восставать против тех, кто принёс в каждый дом гаджет и медиаконтент. Так человечество и вымрет в смертельных объятьях виртуальных удовольствий.

Отвечая на исходный вопрос: реальный "враг" - это очень сильный мотиватор. Зачастую - взаимный. Заполучить такого - или большая удача, или серьезный труд.

Заполучить врага легче простого, надо просто искреннее и открыто отнестись к другому человеку. А вот серьёзным трудом и большой удачей будет пережить неизбежное предательство.
Это всё работает на уровне инстинктов, избежать соблазна не использовать своё социальное положение, когда в протухшее болото проникает что-то живое, невозможно, иначе и болота бы не было. С человеческой точки зрения - подлость, с социальной и психологической - самозащита.

Tags: будущее, видео, женщины, история, кино, культура, литература, психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments