Кризис нашего мира (swamp_lynx) wrote,
Кризис нашего мира
swamp_lynx

Category:

Искусство, эрос и магия в эпоху Возрождения

"Расцвет светской живописи, скульптуры и литературы на самом деле отражал и выражал глубокую деградацию, профанацию и обессмысливание культуры. Даже чисто в эстетическом смысле этот «расцвет» был связан лишь с безжалостной эксплуатацией и растратой того духовного потенциала, который содержался в традиционной органической культуре. Разрушение органичности и целостности культуры привело к единовременному высвобождению заключенных в ней богатств. Но это высвобождение привело к истощению, а затем – и к вырождению. При всем кажущемся эстетическом контрасте скульптура и живопись Возрождения имеют прямое родство с дегенеративным «искусством» современных эрнстов неизвестных и церителли, а убожество постмодернистской поэзии – это закономерный финал деградации литературы, начавшийся с эпохи лжеименного «золотого века»." Сергей Строев.

Александр Дугин о книге "Эрос и магия в эпоху Возрождения."

"Механика любви как болезни основана на том, что промежуточное – между умом и телом -- измерение в человеке, пневма подвергается реорганизации, исходящей из некоего внешнего – по отношению к уму, внутреннему ядру человека – центра. Это приводит к возникновению фантазма, которым страдающий «героической/эротической любовью» (amor heroes) становится одержимым вплоть до того, что переносит на него свое бытие и свою субъектность. Такой же механизм у меланхолии или ацедии (греческое ἀκηδία): все теряет смысл, организм слабнет и в угасающем организме живыми остаются только глаза, смотрящие в сторону невидимого или видимого (в случае земной женщины) объекта, на которого и спроецирована отныне воля и субъектность одержимого. Кулиану пишет:

Это и является причиной довольно сложной диалектики любви, когда объект трансформируется в субъект (любимый в любящего), при этом субъект утрачивает возможность обладания и, охваченный страхом смерти из-за того, что лишился своей сущности, отчаянно требует права на форму существования.

Фантазм, полностью завладевший душой, -- это образ любимого. А поскольку человек есть его душа, а та, как мы только что сказали, находится во владении фантазма, то и он сам становится душой. Значит, любящий, лишенный своей души, больше не является таковым: фантазм-вампир уничтожил его изнутри. Из этого также следует, что субъект (любящий) сам сделался фантазмом, который есть образ другого, любимого.


Фантазм-вампир и есть сущность, пребывающая в пневме, одерживающий. Кулиану показывает, что в этой метафизике эроса не так важно, кто является предметом вожделения и почитания, существует ли он в земном мире или уже покинул его (а может быть и никогда не существовал). Важна сама структура любви как состояния смены полюсов субъекта и объекта, и именно это прославляется на множество ладов певцами и теоретиками куртуазной любви, которая действительно только тогда, когда несчастна. Самое главное – ориентировать пневму в свободном направлении, прочь от сдерживающей и управляющей стратегии ума. В платоновской формуле души это соответствует безумству черного и белого коней в колеснице души, вырывающихся из-под власти колесничего. Колесница души и толковалась стоиками, неоплатониками и гностиками как «пневма», но в аполлоническом и даже аполлоно-дионисийском – контексте этой колесницей надо управлять твердой рукой. Раскрепощение эроса в Возрождении и позднее в Модерне есть прямо противоположный феномен: роль колесничего понижается, а вся инициатива – воля и желание – передаются коням. Кулиану показывает -- то от чего в Средневековье лечили, становится не просто нормой, но желаемым состоянием, вызываемым и культивируемым искусственно. Пневма из промежуточного и инструментального измерения человеческого организма становится судьбой человека. А вместе с этим растет роль любви, эроса и женщины.

Важно, что неоплатоник Плотин считал, что главным условием познания является «закрытие глаз» (для сосредоточения на внутреннем созерцании архетипов). У одержимого любовью, как подчеркивает Кулиану, «живыми остаются лишь глаза», смотрящие в бездну внешнего, завороженные ей. Открытие глаз в направлении внешнего мира есть классическая черта Модерна, охваченного стремлением к точности. Таково воздействие «черной пневмы», захватывающей сознание и постепенно увлекающей человеческое внимание, его заботу и его любовь все глубже и глубже в толщи материи, вплоть до радикального материализма. Это -- превращение человека и человечества в «свиней Цирцеи»."


eros-si-magie-in-renastere-1484_1_fullsize

hZe2CbFOqnE


Originally posted by az118 at О природе и эволюции гуманизма
Гуманизм, как известно, появился на свет сразу в позднеантичной маске итальянского Возрождения в условиях кровавого политического хаоса и торгово-сексуального разврата Римской Католической Церкви, к 14 веку наконец-то одолевшей Империю, созданную северными варварами - германцами, - вызвав контрреакцию у последних в виде протестантизма и Реформации, повлекшей столетнюю религиозную войну, убившую треть населения Германии и завершившуюся в середине 17 века распадом Империи и началом экспансии и торжества капитализма - масштабной колонизацией Америки, Африки и Азии с реставрацией системного рабства и работорговлей, ВФР, декларациями прав и свобод, "Весной народов", революциями, меньшевиками и большевиками, мировыми войнами, деколонизацией с миграциями и прочими плодами прогресса

Красота быть может и не спасет мир, но гуманизм его точно прикончит.

См. статью Блока 1919 года о крушении гуманизма, который пройдя две мировые и дюжину масштабных гражданских войн оказался весьма живуч, заставив Хайдеггера в 1946 году написать Карлу Ясперсу ответ - "Письма о гуманизме".

Собственно, гуманизм представляет собой невротическую реакцию массовых бессознательного и сознания в эпоху массового природного или антропогенного террора, разрушающего традиционное общество и выводящего на поверхность городских масс человеческое субъекта-индивида сначала в образе титана, а в конце просто непрекрытой голой обезьяны.

На стороне красоты - гармонии земли и неба и верности своему предназначению - архаичные Греция и Рим, Пифагор и Платон, Фридрих Барбаросса и Фридрих Второй, Андрей Боголюбский и Иван Грозный, Пушкин и Николай Первый, Достоевкий и Константин Леонтьев, исторические Китай и Япония.

Человек в самом деле мера всех вещей, но не сам по себе и не для себя, а в длани Неба и для Неба.


Симона де Бовуар ничего не понимала в природе и метафизике пола и человека, а французская т.н. "философия" с Нового времени сплошная невротическая дрянь девиантов.
Вообще, сия патология имеет прямое отношение к маньеризму, представляющего собой второй после феминизма тип вырождения куртуазной культуры Высокого средневековья, когда окончательно сложилась сословная система, в которой в общем христианском культурном пространстве каждое сословие имело свои особенные способы восприятия действительности, себя в ней и сопрягающие первое со вторым эмоциональность и тип поведения (манеры), в т.ч. представления о мужественности мужчины и женственности женщины, союз которых и дает полного человека, который еще не был субъектом, родившимся уже в эпоху Возрождения и начавшего извращать истину о человеке в идеологии гуманизма, получившей развитие в эпохи барокко и особенно рококо, но отчасти обузданной периодом академизма 1820-1870 гг, когда искусство вновь обратилось к героическим и лирическим образцам и темам древности и Средних веков...


В норме нет ни субъектов, ни объектов....

до 17 века термин "суб-ъект" понимали буквально и потому правильно - под-лежащие, на котором находится сказуемое-предикат, т.е. как любую вещь-носитель свойств и отношений.

психологический субъект появился как раз в эпоху барокко, с которой началось Второе Новое Время - Второй Модерн (Первый Модерн - классическая античность с 5 в до н.э. до 5 в н.э.), и этому субъекту необходимо противо-лежит об-ъект (пред-мет - русская калька с лат ob-jectum). но прообразы субъекта и объекта были уже у Аристотеля.

Дальний восток как раз про иллюзорность субъект-объектной дихотомии и учит.

действительно, моя рука - не объект для меня и я для нее не субъект, пока она мне верно служит, а я некоторым образом поддерживаю ее как и все тело, ибо нет противо-стояния руки мне, но есть со-стояния ее со мной как продолжением меня.

и лишь при возникновении хронического затруднения в ее служении появляется потребность от-странить ее и противо-поставить ее себе для концентрации внимания не ней с целью выявления причины сбоя и анализа способов ее устранения.

то же самое и с близкими и любимыми - они не субъекты и не объекты, но члены единого со-бытия, в котором отвечает не субъект, но герой.

субъективность как таковая раскрывается при устойчивой интроверсии самообъективации сначала в ситуации страдания и затем переносится на все внутренние состояния.

герой же, пока он герой, экстравертен, ибо герой исполняет волю богов, рода, сюзерена не копаясь в своих переживаниях, но идя навстречу судьбе.

стало быть, речь не о "жалобах на современность", а о возвращении истинного героя как носителя подлинного величия

***

Любые художества суть явления, порождаемые природами-душами от духов-ветров (как когда-то боги, полубоги и герои рождались женщинами от Зевса), исходящих от душ же в мирах, созданных ими всеми через слово воплощенное и собирающие.

и миры эти мотивированы разными возможностями, необходимостями и потребностями от родов душ и духов и действуют на своих создателей по-разному:

- благородная варварская героическая архаика, погибая, порождает классику, которая неизбежно рождает субъекта цивилизации, занимающего место ушедшего в царство мертвых героя и творящего модерн с прогрессом и революциями, в конце-концов угнетающего создавшего его субъекта, вызывая у того острую потребность сбежать от своего творения с его шаблонами как можно дальше - в абсурд как когда-то Тертуалиан бежал в пустыню, или в любовную лирику как английские поэты-метафизики начала барокко, или в естественный романтический натурализм как прерафаэлиты, или в декаденс как французы Третей Республики, или в модернизм как русские Мережковский с Гиппиус, положив начало русскому Серебреному Веку, который, пройдя через войны и революции 1910-х гг, травмировавших субъекта чрезвычайно, и умерев, оставил после себя с одной стороны клочки и ошметки смыслов старой субъективности, с другой - напор субъективности новой революционной, модернизирующей все и всех и на время загнавшей субъекта в подполье, актуализировав роль героя, которого быстро прикончила его же цель, после чего в оттепель снова зашевелился субъект, всячески сберегающий свою субъективность от давления модерна.

тут главное, субъект - продукт западный и не герой и его мир - мир его же угнетения.

а подлинная философия - это всегда поэма о Природе и нашем бытии с Ней и в Ней, о нашей судьбе, но не о субъективности


Эта тема целого трактата о Свете (Nur) с Востока.

т.е. о Нурландии.

однако сразу очевидно, что нет объекта без субъекта, а нормальные существа не субъекты также как и подлинные вещи не объекты, ибо субъект-объектная дихотомия возникает только в ситуации затруднения отношений индивида и вещей, когда вещи, коими могут быть и другие индивиды, в т.ч. народы и страны, со-противляются индивиду, становятся на-против индивида, о-пред-мечиваются, или по латински объ-ективируются, при их познании или создании, ставя индивида в позицию субъ-екта, т.е. страдательного под-лежащего - носителя страдания и индуцированной страданием агрессии против мира сущего и самого бытия или в гипостазировании себя и суетливой креативности в попытке новизной снять страдание.

посему путь мудреца - не-деянное деяние, т.е. следование Природе всего сущего, а Природа сия есть Прсв.Троица

в конце концов подлинное творчество есть синтез

эпического сказания о богах, народах, их правителях и героях,

лирического переживания индивидом мира текучих со-бытий, аварэ,

и мистического откровения об истоке всего этого,

дающий индивиду экзистенциальную панораму и перспективу согласно его индивидуальной и родовой природе


Запад ведом страхом смерти и жаждой индивидуального бессмертия любой ценой, влекущих тотальную дисгармонию, ибо бытие и смерть тождественны и это тождество есть основание мировой скрытой гармонии, необходимо включающей трагичность существования существ, выражением которого является аварэ дальнего Востока...

Моно но аварэ — знак дружелюбного настроя, некоей беспечности людей, не знавших больших потрясений, уверенных в своей незыблемости. Отсюда — восторг перед миром и любование им, интимно влюбленный, доверчивый взгляд на природу и человека, желание наслаждаться тем, что открыто взору и слуху. Аварэ иногда понимают как печаль, скорбь, но это скорее игра в скорбь, чем сама скорбь, это та скорбь, к которой склонны баловни судьбы. Эстетизируются быстро облетающие цветы сакуры или нежданная разлука с любимым.

Югэн — это аварэ, прошедшее сквозь жестокость самурайских битв, обострившееся чувство непрочности существующего и непредсказуемости грядущего. Если аварэ — светлое ян , то югэн — непроницаемое инь (хотя и эти категории недуальны: в аварэ присутствует недомолвка, а в югэн — восторг). Югэн — дух прекрасного, но не явного, как аварэ, пленительного своей непосредственностью, а скрытого, тайного, недоступного взору. Термин югэн в отличие от аварэ — китайского происхождения: мастер чань Линь цзи (яп. Риндзай) говорил: «Закон Будды и есть югэн ». В Японии этот термин впервые встречается в китайском варианте предисловия к «Кокинсю», но только в период Муромати он становится ведущей эстетической категорией.

ЗЫ
Понятно, что современное толкование аварэ -
его мелодраматизация, вносящая новоевропейский дущок,
ибо мелодрама - пародия на трагедию, адаптация последней
к восприятию прислуги, род душевного онанизма, подмнеящего
бытийственную чувствительность рефлексией чувственности,
вторичной чувственностью, переживанием чужой чувственности,
присущего бабам и интеллегенции.


Originally posted by az118 at О сущности Средних Веков
Средневековье - это эпоха между протобуржуа класс.и поздней античности и буржуа нового времени, это эпоха аграрной, а не торгово-ремесленной городской цивилизации, эпоха, когда феодал был аристократом, служащим государству и государю, а не местечковым властителем, отпавшим от государя - графы и герцоги тогда были высшими военноначальниками и государевыми наместниками, которым земля с крестьянами давалась в служебное пользование, а не в частную собственность, ибо земля принадлежала короне, т.е. государству.

гибель средневековья началась с восстановления городов и торговли в 11 веке, но тогда же возник и укрепился институт рыцарства и министериалов, т.е. опять-таки служилого дворянства по началу без права частной собственности на землю. но уже через 200-300 лет и их захватила торговая стихия, ибо возникли обширные хоз-ва, которые надо было вести и управлять, и к 14-му веку настала поздняя осень средневековья...

нечто похожее произошло и с СССР, только всего за два поколения, ибо темпы возросли на порядок, но там старая аристократия была фактически уничтожена во многом по ее же вине, а новая сложиться не успела как в силу специфики сов.элиты, так и характера новейшей эпохи

однако в Азии до прихода европейцев в 18-19 вв было иначе.

история Китая с 16 в до н.э. по 19 в н.э., 3500 лет от Шан до Цин (и Японии до реставрации Мэйдзи) , это история феодальных империй, где города и торговля всегда были подчинены императору или князю (или сёгуну), - история их рождения, укрепления и распада -, но никакого капитализма там не возникало пока англосаксы не приперлись, начав опиумные войны для вскрытия китайского (японского) рынка для своих товаров кап.пр-ва, которым жизненно необходим был массовый сбыт.


Ели ли овцы людей в Англии XVI века? Многие буржуазные историки отрицают существование сих чудесных овец. Мы же уверены в обратном - ели! Овцы-джентельмены ели людей

С 14 века начала разрушаться традиционная трехсословная структура средневековья.

А эпидемия чумы привела к специфической ситуации, когда в условиях хронического малолюдия часть земель фактически перешла от родовой знати, сдававшей землю в аренду крестьянам, к новому дворянству - джентри, оформившемуся как раз к 16 веку (еще из министреалей 13 века) и ориентированному на товарно-денежное производство, стимулированное резким ростом спроса на продовольствие и шерсть в условиях демографического подъема (в Англии с 2,5 в начале 16 века до 4,1 млн чел в конце), особенно городов.

В Западной Европе, в том же веке начавшей колониальную заморскую экспансию, это вызвало огораживание, а в Центральной и Восточной - вторичное крепостное право

В Пруссии и России 18 века втор.кр.право достигает пика, ибо ресурсы развития были только внутренние.

В 16 веке в Англии при населении в среднем 3 млн каждый год вешали по 1000 бродяг. Стало быть, за все столетие повесили 100 000.


Originally posted by az118 at Субъект vs масса и модерн vs постмодерн
После осени Средневековья настали времена итальянского Возрождения, когда банкиры северо-итальянских торговых республик ставили на папский престол своих креатур, прикрывая блистательным искусством кровавый политический хаос и разврат, вызвавшей взлет т.н. итальянского гуманизма и германскую реакцию Реформации с более чем столетними религиозными войнами, разрушившими Священную Римскую империю, но завершившиеся рождением Нового времени - эпохи модерна, продолжавшуюся более 300 лет и прошедшую через три фазы:

- ранний модерн с Голландской (еще в конце 16 века) и Английской буржуазных революций и Вестфальского мира в середине 17 века по Американскую и Великую Французскую революции в конце 18 века, т.е. после завершения религиозных войн эпохи Реформации и установления прочных протестантских режимов в северной и северо-западной Европе и начала второго этапа европейского колониализма - экспансии торговых Голландской и Британской Ост-Индских компаний в Азии и Африке с бурным развитием овцеводства и ткацкой пока еще ручной промышленности в Англии до начала промышленной революции - период протекционизма, а также стремительным становлением рожденного Ренессансом, стремящегося преодолеть традицию как предрассудок, субъекта-индивида с одной стороны и массовой буржуазной низовой субъектности с другой, под патронажем абсолютных монархий с эмансипацией сословий от своих обязанностей;

- средний модерн от начала Наполеоновских войн и промышленной революции начала 19 века до Гражданской войны в США и Парижской Коммуны - т.н. "Весна народов Европы и Америки" с повсеместной отменой крепостного права и борьбой континентальных протекционизма и консерватизма с англо-голландскими фритредерством и либерализмом с перевесом последних на фоне бурного роста им способствующих морских и сухопутных коммуникаций (телеграф, пароходство и ж-д) - третий этап колониализма: Британская и Французская буржуазные колониальные империи;

- поздний модерн от объединения Германии во Второй Рейх в 1871 и до начала 70-х годов 20 века с усилением протекционизма при увеличении числа глобальных игроков с развитой промышленностью, ведущего к попыткам передела мира в мировых войнах, краху четырех континентальных империй Западной Евразии, глобальным политэкономическим кризисам и резким усилением классовой и антиколониальной борьбы с образованием соц.системы в середине и обрушением колониальной системы в конце фазы, при этом первые 1871-1913 и последние 1945-1971 гг фазы воспринимаются как счастливые и многообещавшие на пути прогресса и справедливости на фоне постоянного роста средств все более полного самоуничтожения, особенно у двух сверхдержав - США и СССР.

Петр Первый и Екатерина Великая действовали в конце ранней фазы модерна, когда была актуальна роль абсолютного монарха, как Людовик XIV или Фридрих II, под крылом которого происходила интеграция национального пространства становления буржуазных институтов, которые, набравшись сил,на средней фазе модерна начали избавляться от монаршьего патронажа. В России такая ситуация созрела к концу 19 века и резко усугубилась поражением в Русско-японской войне, вызвавшей 1-ю революцию, приведя к паданию русской монархии синхронно с падением трех других континентальных монархий Европы в конце 1МВ.

в конце позднего модерна из-за непрерывно возраставших рисков глобального самоуничтожения был начат разворот к постмодерну с иными социальной структурой и типом человека-потребителя через конвергенцию кап. и соц.систем с передачей глобальной власти ТНК в т.ч. с использованием глобальных революционно-политических идеологических структур, имевших корни во всех развитых странах с конца 19 века, на основе которых в 70 гг 20 века возник феномен американских неоконов, целью которых стало превращение США в центр ТНК, второй такой центр возник в 90-е гг в Европе - ЕС, с переносом центра тяжести в экономике из индустрии, где НТП непрерывно вытесняет массы работников, в сферу виртуальных услуг, позволяющую симулировать занятость через агрессивную рекламу их потреблять и тем самым оплачивать как можно большей массе потребителей, для чего необходимо свободное движение капитала, труда, товаров, ведущее к разрушению суверенитетов государств и традиций и смешению человеков в глобальном Вавилоне.
Tags: picture, будущее, история, культура, отношения, подборка, психология
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Падение в бездну: роботы и эмансипация

    "Смешение разных культур — это классическое свойство Логоса Кибелы. Индифферентность к вертикальным семантическим таксономиям — это классическое…

  • Дени де Ружмон. Миф vs Брак

    "Дон Жуан не знал ни Изольды, ни недостижимой страсти, ни прошлого, ни будущего, ни изысканного отчаяния. Он жил в настоящем, у него не было времени…

  • От ненависти к женщинам к эре гинекократии

    "Самой распространённой по женскому вопросу позицией в Древней Греции было признание того, что женщины являются людьми второго сорта, лишёнными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment