Кризис нашего мира (swamp_lynx) wrote,
Кризис нашего мира
swamp_lynx

Categories:

География магического мира

"Мир со всей его цивилизацией дрейфует к Югу в том смысле, что стихия земли отрывается от стихии воды, от стихии воздуха и тем более от стихии огня. И поэтому можно согласиться с английским поэтом Джоном Донном, современником Шекспира, когда он написал, что для нового человека все непонятно: «Элемент огня исчез. Солнце потеряно и земля. И никто не знает, где все это» (The Element of fire is quite put out; The Sun is lost, and th’earth, and no mans wit can well direct him where to looke for it). Понимаете, когда человек писал это в начале XVII века, то это придает определенный вес точке зрения о дрейфе к Югу. Под Югом мы можем понимать фиксированный комфорт, абсолютно четкие математические координаты бытия и абсолютно четкие границы, которые связывают это наше бытие. Это в лучшем случае звезды, отделяющие нас от полного ничто либо от чего-то неведомого. Что это неведомое присутствует — это безусловно, потому что если даже у закоренелого атеиста спросить, будет ли что-нибудь после смерти, он скажет все-таки: «Не знаю». Уже сам факт этого незнания говорит о многом. Но и то, что наша современная эпоха дрейфует к Югу, чему хорошим подтверждением является невероятная ограниченность интересов современного человека, ни о чем не говорит в магическом смысле слова. Магический мир доступен и остается вне наших земных пределов. И если мы немного отграничимся, разграничимся (приходится опять употреблять слово «граница»), уйдем от этого мира с жалкой картиной новой астрономии, с этими цветовыми кодами, метеоритами, вакуумами и прочей невероятно скучной материей и будем действительно выявлять то, что нам дал Бог или боги (это уж как угодно), то, обратив внимание на параметры нашей внутренней жизни, мы можем многого достичь. Здесь, конечно, труден первый шаг." Евгений Головин.

"Если мы откажемся от нашего восприятия, глаз и ушей и начнем пользоваться микросхемами, микроскопами, телескопами, мы увидим совершенно другой мир, совершенно теоретический, абсолютно абстрактный мир. И вот почему: дело в том, что наши пять органов чувств очень связаны между собой. В известном смысле можно сказать, что глаза наши слушают, осязают тактильно и обладают остальными качествами наших других органов чувств. Поэтому, когда мы смотрим на человека, который идет на расстоянии десяти-пятнадцати метров, мы можем иметь о нем очень глубокое представление, даже можем догадаться о многом: о том, как он пахнет, о том, какое у него дыхание или какую одежду он носит и какой у него тембр голоса. Когда мы смотрим в телескоп на какую-нибудь звезду, мы ничего этого не знаем. Когда мы смотрим в микроскоп на каплю воды, мы ничего этого не знаем. Мы не знаем, какие звуки издают эти звезды или микробы. Мы ничего не знаем. Для нас появляется мир, искусственно разделенный на массу фрагментов, не имеющих никакой связи между собой.

Я хочу сказать, что люди не могут создать мифа, что миф создается не людьми. И вместо того, чтобы развивать свое зрение и слух, как это делают музыканты или художники, не пользуясь очками и микроскопами, современная наука полностью подменила реальный мир миром воображаемым или тем, что они называют физической реальностью. При этом удивительно, что эти люди на протяжении трех веков утверждают, что все мы живем в мире фантастических представлений о том, что видят наши глаза и слышат наши уши, а на самом деле, если мы сверхчувствительный микрофон пихнем в уши, а подзорную трубу как-нибудь устроим в глазу, то тем самым мир для нас будет якобы богаче и якобы разнообразнее. Три века прошло с тех пор, как наши органы восприятия были механически усилены. Разве после этого мир стал богаче? Разве после этого мир стал красивее? Все скажут, что нет.

Это очень напоминает вторую часть Джонатана Свифта, когда Гулливер отправляется к великанам, когда он, ползая по спине великанши, вдруг обратил внимание, какая уродливая и жуткая у нее кожа: вся в буграх, вся в каких-то жутких морщинах, хотя это была молодая женщина. Совершенно понятно, что нашу скорбь пребывания на этой земле и в этой жизни все эти величины не прерывают и все эти микрофоны только увеличивают. И даже само современное развитие науки с ее разного рода изобретениями никак не сделало человека счастливее.

Я уже упоминал о том, что глаза связаны со всеми другими органами. Подведите меня к микроскопу и скажите: «Вы думали, что это простая капля воды, но видите, как она населена». Я говорю: «Да, я это вижу, но я это не чувствую. Потому что я не могу говорить с этими существами, не могу их пощупать. Я не знаю вообще, как они пахнут». — «Эти существа, — говорит мне какой-нибудь ученый, — определяют наше здоровье». Я не могу в это поверить, потому что знаю, что здоровье определяется совершенно другими путями. Таким образом, я, отряхнув с себя прах и пыль монотеизма и научного позитивизма, решил заняться магией и начинаю работать над своим восприятием. Я начинаю думать о том, что такое душа? Что такое это тело? Потому что абстрактные христианские рассуждения о спасении или гибели души меня не убеждают.

Я буду лучше читать Аристотеля или его арабских комментаторов, которые говорят, что в наших четырех стихиях (земля, вода, воздух, огонь) каждая из этих стихий образуют свой мир. Мы живем на самом низком, в стихии земли. Мы определены стихией земли. И если мы сумеем путем внутренней работы развить в себе субтильное тело души и подняться на уровень Океаноса, то есть воды, мир предстанет в совершенно другом варианте, потому что земля будет легче и субтильнее, воздух будет гораздо более тяжелый, и огонь будет ближе к нам. Значит, это будут условия совершенно другого мира. Прекрасно, думаю я, и начинаю читать разные мифологии, индийские, кельтские тексты, «Плавание св. Брендана», путешествия греческих мореплавателей. Я действительно нахожу подтверждения этой мысли. Если то, что они считают планетой, является просто иллюзией их телескопов и подзорных труб, тогда Гея, Мать-Земля, совершенно бесконечна. Только слабость и ограниченность наших органов чувств заставляют нас замкнуть Мать-Землю Гею в какой-то шар, который непонятно зачем крутится вокруг какого-то Солнца. Всегда поражает невероятная бессмыслица научных перспектив. Потому что по мелочи они могут все объяснить, но в перспективе они получают ужасающий абсурд, какие-то бесконечные числа.

В нашей человеческой ситуации земля является самым весомым и доминирующим элементом, по сравнению с которым вода, воздух и огонь гораздо более сдержанны, и гораздо более субтильны, и часто почти невесомы. Надо упомянуть, кстати, что из картины новой науки совсем исчез элемент огня, потому что даже новая астрономия нам никогда не дает сферу огня. Она нам дает сферу воды, сферу воздуха, дальше идет вакуум. По крайней мере до Луны мы можем считать так. Огонь просто пропал в этой научной картине мира целиком. Но это не значит, что он пропал в мифологии и из мифической картины мира."
Tags: будущее, культура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment