Кризис нашего мира (swamp_lynx) wrote,
Кризис нашего мира
swamp_lynx

Categories:

Прогресс убил Книгу

Originally posted by funny_elk at Прогресс убил Книгу
Уверен многим покажется странным такое утверждение. Наоборот, считается что массовое книгопечатание это прогресс и великое благо для населения. Но давайте разберемся.
Ведь до массового книгопечатания книги переписывались от руки. Это очень долго и затратно. Вы можете себе представить, чтобы человек по доброй воле стал переписывать какой-то информационный хлам? Я нет. Человек станет переписывать только то, что считает крайне важным, какую-то жизненную мудрость, которую стоит передать дальше, другим людям, потомкам. Массовое книгопечатание убило Книгу, именно такую, с большой буквы. Стало возможным тиражировать всякий информационный мусор. Интернет поставил точку в этом вопросе. Тут даже издательств не надо. Любой может гнать пургу непосредственно в мозг всем остальным.
Я поэтому не представляю почему многие так преклоняются перед чтением. Начитанный человек считается синонимом культурного, образованного. С чего бы? Ну пропустил человек через себя тонны инфо-мусора и что с этого? Любовь к чтению до сих пор воспевают, хотя на практике это дурная привычка поглощать информацию, любую без разбора. И кстати, что из тех книг которые вы за свою жизнь прочитали, переписали бы от руки? Вот прям по чесноку. Я лично затрудняюсь ответить.

yuritikhonravov: Огромное число людей могут [могли] позволить себе вовсе не думать о высоких материях только потому, что где-то на периферии их сознания имеется [имелась] уверенность: есть кто-то, кто так или иначе хранит твёрдые знания по этим вопросам. Массы могут [могли] спокойно заниматься починкой примусов, лужением рукомойников, воровством, хлебопашеством, питием чая, рыбалкой, реконструкторством, психотерапией, ремонтом машин и квартир, ловлей блох, изготовлением реквизита и прочими "конкретными делами". Потому что знают [знали], что у всего этого есть и общий смысл, что это часть какой-то большой стратегии и кто-то, кому положено этим заниматься, в случае чего может его засвидетельствовать. Это называется делегирование.
Ввиду распространённой бессознательности данного процесса многие могут на словах даже прямо отрицать необходимость подобного знания и со злобой относиться к любым разговорам на эту тему. Но как только вдруг эта периферийная уверенность колеблется, как только на горизонте возникает робкая вероятность, что никаких таких людей нет и никакого такого знания нет, вся "конкретика" вдруг начинает сыпаться. Всё, что казалось абсолютно незыблемым, начинает шататься и плыть, включая самые границы того, что мы называем бытом и повседневностью. Вдруг становится неясно, а надо ли чинить, лужить, воровать, пахать, пить, ловить, лечить, плясать, паять, строгать. Это, опять-таки, всё происходит в какой-то сумеречной зоне, очень смутно. Просто человека охватывает какая-то беспричинная тревога, он становится нервным, всё начинает валиться из рук и так далее. Когда вот эта муторность достаточно распространяется, она проявляется как худшая форма апокалиптических настроений — как ощущение затягивающей всех непроглядной бездны.


swamp_lynx: Общество потребления без зависти и мелкой мстительности было бы невозможно. Современная цивилизация - это цивилизация обиженных потребителей, которые справедливость ненавидят всем сердцем.
Регулярно читаю отзывы, что на Западе существенно больше затруднём переход из одной касты в другую (более высокую). У нас прямо сейчас это строится на обидках и мстительности, можно прекрасно разглядеть.

И для терроризирующих подчинённых начальников их обиды не ощущаются мелкими. Но тогда, зачем же Вы лезете в начальники, Вы же будете людей давить своим невротическим управлением. С графоманами проще, это как группы инцелов, которые в междусобойчиках обсуждают, почему им недодали и как бы они женщин под контроль ставили. Пока не стали реализовывать свои планы, пусть сублимируют.

Фильм "Агирре - гнев Божий" о человеке Нового времени, в финале которого мы живём. Именно такой человек создал нашу современную цивилизацию. Это социально неустроенные люди и авантюристы со всего Старого света, которые были неукротимы и безжалостны, именно они поставили весь мир на колени и распространили "европейские ценности". За комфортом виднеются моря крови, которые были самым главным топливом экспансии капитала. И вот дивный новый мир построен, произошёл переход от нутряного гнева к обидке инфантила

Ресурсы всего мира потребовалось направить на строительство паровоза, как высшей ценности. "Мы за ценой не постоим".
Математик Воеводский писал, что оправдать последние века истории можно только тем, будто бы люди получили послание, что к такому-то времени нападут инопланетяне и нужно быть готовым дать ответ с помощью техники.
Я считаю, что такого послания не было.


sh_e_k: Месть практически не замечается и часто генерируется автоматом. Это настолько привычная реакция, что вероятно трудно даже сообразить, что возможна другая реакция. Ведь этому должно способствовать некое состояние души. И как-то надо его назвать, чтоб в будущем было понятно о чем речь. Мстительность? Может быть. И здесь вряд ли нас будет сбивать то, что месть всегда конкретна и адресна, а мстительность - нет. Это как бы готовность души открыться и поддержать это чувство. Вот так же можно думать о благоговении. Это просто готовность к благу. И не больше. То есть для этой готовности никакие слоны не нужны. Но что-то нужно. Какой-то механизм, который, вероятно косвенным образом, приучил наши души автоматом вырабатывать месть.


shn: Я вижу это развитие сюжета с местью как-то так:
Люди дают мне блага. весь этот окружающий мир построен людьми. они обязаны давать мне блага, иначе я умру и мне будет плохо. если они почему-то не дают мне блага, которых я хочу, которые мне нужны - их надо заставить. это месть.

Мать подарила жизнь, но ребенок еще долго не будет самостоятельным. она обязана его кормить, воспитывать и не бросать
если бросит, это фактически убийство
а здесь вместо матери - окружающие люди. они сформировали личность и делают какие-то действия для ее выживания и существования. если перестанут делать, человек умрет, следовательно, не выдать социальных благ = покушение на убийство
а убийство недопустимо, человеческая жизнь - высшая ценность
поэтому тот, кто перестал давать (мотивы не важны) - убийца, и заслуживает в свою очередь смерти.


karachee: Мне кажется вы немного сместили акцент. Движущий мотив сюжета не сама месть, а свобода/власть мстить. То есть сама месть вторична, а вот иметь право на месть, иметь возможность и силы мстить, причинять справедливость, делать с врагом что угодно, самому творить наказание - вот это та самая первичная ценность. Власть над жизнью в дистиллированном виде без обязательств и хлопот, свобода без краев, ответственности и последствий. Победа над бессилием и страхом. Вот во что включатся читатели.


lexa: "Общество без опыта". Художественная литература сейчас на 99% - это диванная фантастика, высосанная из пальца и Википедии. У большинства авторов просто нет никакого опыта - ни войны, ни серьёзных потерь. Именно поэтому они выдумывают героев, которые стреляют во все стороны при каждом удобном случае. Про месть они так легко пишут просто потому, что не знают об этом ничего, кроме картинок из старого кино.
Тут как-то был пост про благородство, и я там уже писал, что самые вежливые люди, с которыми мне доводилось встречаться - это военные или мастера единоборств. Такой опыт сильно снижает процент резких движений и излишнего пафоса на тему "восстановления справедливости". Вот эти люди действительно понимают про месть: где она вообще уместна и чем кончается. Но эти люди - полная противоположность диванным войскам, пишущим бредовые книжки.


swamp_lynx: Проблема в том, что в 20-м веке человеческие отношения были здоровее и более живыми. Сейчас социальные взаимодействия намного более алгоритмизированные. Раньше можно было обращатья к живому в человеку, к его стремлению к развитию, к высшим идеалам, а сейчас всё намного более цинично и жёстко. Мне повезло в 20 лет встретить очень хорошего психолога, который рассказал и показал на своём примере, как важно учитывать социальные стандарты и стереотипы. Прав не тот, кто добрее и более отзывычивый и хочет лучшего, а тот, кто лучше вписывается в стандарт. Хорошая новость, что общество у нас пока не тоталитарное, можно обращать стандарт и на свою пользу. Но это трудно и долго.

Ситуация double bind (двойное послание, двойная повязка). Из-за неё всё больше людей попадает в навязанный обществом стереотип. Тут спасает только вариант Остапа Бендера, который смахнул фигуры с шахматной доски. На Западе этот вариант хотят отсечь с помощью репрессивной психиатрии и фармакологии. Один из модераторов ру_психолог (он живёт в США) возмущался, что в России не спешат ставить психиатрические диагнозы по любому поводу. Именно поэтому крайне важно не подменять этику на психиатрию, это вопрос общества и как легко манипулировать людьми с помощью эмоций (психическая болезнь воспринимается в обывательских представлениях почти также, как маньяк-убийца).


Фёдор Лисицын.
В Средневековье социальная структура общества была сложнее и интереснее. В Новое время происходит какое то упрощение и унификация, все переходят на один язык, государством спонсируемая ассимиляция, вместо разнообразных корпораций со своими привилегиями - классы, вместо местного законодательства и самоуправления - централизация и "единое правовое поле".
"Есть такое - вообще начиная со средневековья человеческие взаимотношения в рамках социума непрерывно подвергаются именно деградациии. Раньше человек "среднего класса" :-) имел "малую" (свою) и "большую" (родственники) семью был обязательно членом церковного прихода, какого нибудь братства или коллегии, приходы тоже имели свое объединение, по профессии входил в какой либо цех или организацию и так далее. Потом осталось только семья и сразу государство, а теперь и семья трезщит.
В общем да - унификация человеческого стада чисто Рим после Каракаллы :-) Конец 20 века от этого."

Кстати да - смотришь современные книжки по средним векам, так подчеркивание, что кроме вертикальных связей, вассалитетов там, епископатов-приходов, есть горизонтальные связи цехов, компаньонажей... Да еще и семейные - получалась добротная социальная ткань, не ряднинка какая, а атлас.
"Поэтому кстати средневековые общины и переживали такие бедствия вроде пожаров целых городов, всяческие моры с вымиранием четверти-три четверти населения, войны - от которых современное общество откатиться даже не на уровень Сомали а ниже... Именно социальная ткань."

"Свобод на бытовом уровне как раз больше при авторитаризме и абсолютизме, а чем больше либерализма, тем больше заборов, шлагбаумов, ЧОПов и прочих сторожевых собак на охране частной собственности.
Скажем, во времена ярого абсолютиста Людовика 14 го , в Королевский дворец в Версале имел право зайти ЛЮБОЙ - единственное что требовалось - чистая одежда (в грязном приходить было запрещено)
Да что бы просто войти в приемную дворца - надо было выстоять очередь - но право имел любой. Крестьянин, монах, солдат, иностранец - кто угодно. А по парку побродить даже очередь не требовалась... (что не отменяло скажем совершенно не иллюзорных заговоров против короля-Солнце, но все одно - не пускать народ к королю НЕЛЬЗЯ, даже в голову не приходит).
И мы можем себе представить такую идилию в современном либеральном мире :-)

Либерализм хорош либо в небольших общинах либо при неограниченных ресурсах - когда есть куда расширяться. При константном ресурсе - тот кто первый себе урвет "при свободном творчестве" то он это сделает за счет остальных. Почему либерализм в США второй половины 19-первой половины 20 века был такой образцовый - всегда был "фронтир", "дикий запад", "торговая экспансия" - куда расширяться. При наличии такой возможности либерализм хорог. При отсутствии превращается во власть олигархии или даже олигополий.
Насчет больше свобод в быту вам уже заметили. При "коммунистической диктатуре" я ребенком дошкольником пропадал во дворе и мог идти куда хочу и делать что хочу без какого либо присмотра (ну в рамках запрещений от родителей - на обед приходить, сильно не вымазываться и т.п. все в пределах разумного) - сейчас вы выпустите 5-6 летнего ребенка в москве играть во двор на целый день?
Вот уж поле для свободного развития личности ВНЕ СОЦИУМА. :-)

Модерн идет против антропологических завязок человека (цикличность (маршрут стаи антропоидов по сбору хавчика), чередование активности и покоя (пожрали лежим, жрать надо работаем) и т.п. В общем ломает нас сейчас истинно об колено. Отдыхать мы то же разучились. Кстати все эти средневековые карнавалы и простые селянские праздники до полного изумления - они именно система ПРАВИЛЬНО отдохнуть и перезагрузиться перед новым циклом работ. Отлично работают для физического труда и страшно вредят умственному. Каковой для человека извращение недавнего времени.
Модерн это удовлетворение собственного гедонизма за чужой счет.

Переход от индивидуальной мастерской к конвееру. Мы вместо повышения навыков работника разбиваем техпроцесс на кучу простых и легкоформализуемых операций. Получаем огромный профит в эффективности и экономический эффект, но теряем в необходимости работать головой. В общем еще один шаг к вселенскому улью с немногими интелектуалами и рабочими с атрофированным мышлением.

Утеря навыков работы с большими коллективами ведёт к примитивизации социальных отношений, фрагментации и ксенофобии.
Атомизация общества и полное нарушение социальных связей. Умерли "заводы" - умирают "дворы", коллективы соседей и т.п. Я еще рос и развивался ребенком на улице в компании как сверстников так и имея примеры чуть более старших и чуть более младших - нормальный социум. Сейчас же ребенок - это дорогая птичка в дорогой клетке. В общем был бы флотским поднял бы сигнал "Ваш курс ведет к опасности".

На первых порах будет искуственное "питалище муз и чувств" думаю - этакий аналог Афин в древнем мире УЖЕ достаточно (как не странно интелектуальная среда в 30-40 тыс человек уже вполне будет работать, а это легко позволить элитам).

Заповедничек для выращивания сливок общества на Капри, привет Тиберию :-)

Понятно что система за несколько поколений протухнет - и далее либо деградация до выполнения типовых операций и конец концов когда выполнения типовых операций будет уже недостаточно, либо заморозка в виде как вы верно заметили воссоздания КАСТОВОГО общества.

В отсутствие экономических потрясений и строгом регулировании демографических циклов касты смогут продержаться неограниченно долго. До исчерпания доступных ресурсов."


smirnoff_v: "Многие метры, такие как Фернан Бродель или Карл Поланьи, обоснованно утверждали, что начиная с эпохи, когда мотивом труда стала прибыль, трудящийся человек стал работать существенно больше. Индустриальная эпоха, взирая на прошедшее, анахронизировала, судя по себе. Сама работая не покладая рук день за днем и год за годом, она такую же модель труда прилагала к средневековому крестьянину – а ведь стоит взглянуть лишь на количество праздников и выходных этого крестьянина. Ритм его работы есть ритм природы. В одно время от зари до зари, а потом подремывая и т.д.
Рабство же в такой особой форме как «говорящее орудие» есть крайне локальный и во временном и в пространственном смысле отрезок, связанный с бурными римскими завоеваниями. А так он не выгоден и в реальности рабство, это совсем не тот институт, которой в форме «ужас, ужас» описал век просвещения.
Так что не выдумывайте про ад, в котором обреталось большинство населения. Это фантазия нового времени, выдуманная для оправдания себя, для оправдания «сатанинской мельницы» (и с чего это так называли промышленность вчерашние крестьяне, которые не разгибаясь, на клочке…).


Искандер Валитов. Традиционно за социальное целое отвечала аристократия. По своей функции она была обязана иметь представления об этом целом и заботиться о его воспроизводстве. Именно аристократия обеспечивала институт государства необходимыми «кадрами». По-видимому, личностные структуры воспроизводились вместе с аристократическими семьями. Различие и сложность функций разных людей в социальном организме были всем очевидны и не подвергались сомнению, до тех пор, пока не сформировался финансовый и промышленный капитал.

Известно, что впервые процесс демократизации был начат банкирами во Флоренции (еще в XIII веке), а потом и в других итальянских городах. Лишить аристократию власти можно было, только уничтожив представление о принципиальном неравенстве ролей в социуме и, следовательно, о фактическом неравенстве людей. Провозгласив и утвердив идеалы равенства, первые буржуа уничтожили функцию ответственности за социум в целом. Именно демократия породила вместо принципа персональной ответственности демократический принцип коллективной безответственности. Формально теперь народ выбирает правителя. С кого из голосовавших (анонимно!) за него можно спросить за несостоятельность избранного?

Также буржуазия создает свой демократический идеал человека, во-первых, как среднего и массового, и, во-вторых, как имеющего стоимость. Человек теперь измеряется не силой личности и способностью «держать мир», а величиной банковского счета. Имеют значение только люди с капиталом, без денег ты не интересен никому, и делать с тобой можно все что угодно.

В результате мы живем в мире тотальной безответственности. Содержание деятельности является результатом свободного выбора каждого индивида. Теперь каждый сам решает, что ему делать. Бог, божий замысел о мире, ответственность за мир больше не актуальны.


sh_e_k: Тысячи лет культуры нет. Культура это же не то, что в библиотеках и музеях. Культура это то, что возникает между людьми при общении и взаимодействии. И здесь беда. Кроманьонцы - да. И лучше в этом признаться, чем строить из себя неизвестно что и вычитывать в библиотеках рецепты для неизвестно кого.
Культура живет на почве и если почву вытоптать то и культура захиреет. До 20 века культура жила в крестьянской среде, пусть убогая с точки зрения просвещенных, но важно что живая. В 20 веке ее придушили и стали внедрять эрзац. И до сих пор и внедряют и душат. У Достоевского есть рассказ "Кроткая", для 1876г это была фантастика, но теперь это быль. Для жизни необходимо жизненное пространство.


az118: С 15 века в Европе запущен процесс самоотрицания, в основе которого отрицание своей природы аграрного общества с принципом иерархии и сословного господства и замены ее на искусственную (Просвещение + Прогресс = Модерн, колониализм), которая, требуя дисциплины и создавая постоянную угрозу классовых войн, также отрицается в постмодерне, начавшимся с Пражской и Парижской весен в конце 60-х 20 века, вытеснением кризиса в страны третьего мира с их деколонизацией и в будущее пропагандой жизни в долг и раздуванием потребительских пузырей, без которых массы начинают бунтовать, требуя хлеба и зрелищ.
При этом наблюдается тенденция к отрицанию почти всех старых идентичностей, от гендерных до национальных, как источников потенциальных угроз. Как только пространство-время вытеснения будет исчерпано, наступит мировой коллапс. Таким образом, природа "белого человека" - быть агентом мировой дисгармонии и всемирного нигилизма - агентом заката.

Технократическая культура и цивилизация, сущность которых в прогрессе техники, - культура и цивилизация автокаталитического процесса становления искусственной телесности для ублажения души под страхом смерти - цивилизация самовоспроизводства уже не человека, служащего Богу, а техники (средств) через человека, цивилизация строительства дома без хозяина-духа.

Вообще, природы жизни, человека, культуры и цивилизации историчны и потому автокаталитичны, ибо их сущностные продукты необходимо являются катализаторами процессов, их же воспроизводящих. И только Гегепль, Маркс и Хайдеггер поняли это, хотя каждый по своему:

Гегель понял что саморазвертывание Абсолютного Духа происходит как автокаталитический процесс самоотчуждения и якобы возвращения к себе в высшем синтезе, чему Маркс придал форму диамата и истмата - история творит нового человека, творящего свою историю.

Хайдеггер распознал в этом одну из сторон процесса всемирного нигилизма


Евгений Головин.
"Еще в восемнадцатом веке земля была бесконечна, земные ресурсы бесконечны, реки, моря и океаны были полны рыбы: только ленивцы, бездельники да философы не могли или не хотели приложить минимум труда для пропитания. Но когда население стало увеличиваться чуть не в геометрической прогрессии, а города непомерно расти, только оригиналы предпочли остаться в бедных непрестижных деревнях, занимаясь тяжелым и скучным крестьянским трудом. Большинству отравил душу яд комфорта и жалких развлечений.Они решили в пользу стереотипа. Стандартные стулья и диваны, щи без тараканов, общекультурные выпивки, походы в цирк, варьете и казино. Затем радио и кинематограф. Конкретные переживания незаметно сменились искусственными, фальшивыми, призрачными настолько, что в нашем тенеобразном существовании мы давно забыли о реальной жизни – о ней только напоминают бедствия, катастрофы и смерть. Но о последней думают мало, разве только на поминках. Потом вновь, очертя голову, кидаются в круг дешевых развлечений. Жить стало привлекательно и дешево.

Комфорт, прежде всего, метод размножения копий всего и вся. Земля бесконечна, небо бесконечно, каждая вещь бесконечна. В своих копиях, разумеется. Дракон Тифон внушил мысль об аэропланах, ракетах и метро. Казалось бы, благодать для катастроф. И они случаются, вполне регулярно случаются, о них передают по радио и телевидению, объявляют «день национального траура», показывают угрюмые массы на митингах и кладбищах и забывают на следующий день. Затем спокойно развлекаются фильмами, забитыми убийствами, пожарами, ужасающими «доисторическими» монстрами и зловещими пришельцами. Когда это надоедает, переключают программу и хохочут над комедией или мультипликацией.

Страх утрачивает свое магическое действие. Атомную войну или многочисленных жертв пандемий можно равным образом разглядывать на экране. Наступает торжество «общей теории относительности». Франциск Ассизкий и Джек Потрошитель мало чем отличаются друг от друга. Право и бесправие, милосердие и жестокость, справедливость и алчность, гений и злодейство, дети и взрослые, мужчины и женщины – все это тяготеет к одинаковости. Пламя костра Жанны д’ Арк и отравительницы Дарю одинакого цвета. Это не утопия в духе Замятина или Хаксли. Это современная сиюминутная жизнь-смерть."


Вячеслав Потапов. Проблема прогрессорства (совершенно, надо заметить, актуальная) кажется сродни хрестоматийным задачкам про вагонетки.
Да, при столкновении двух цивилизаций одна - менее развитая технически - так или иначе гибнет. И никакого способа, несмотря на всякие "программы содействия малым/диким народам", до сих пор не выдумано.
Если речь о "гуманных" и "негуманных" прогрессорах, то отличие следующее: первые по своему воздействию на аборигенов подобны нейтронной бомбе в определенном смысле: "культура исчезает, человек остается", вторые же подобны обычной ядерной бомбе: "исчезает и культура, и человек"


swamp_lynx: На тему того, как прогрессоры "спасают тех, кого можно спасти" есть хороший фильм "Прощай, детка, прощай". Там богатые родители воровали детей из бедных семей. В жизни приходилось с таким сталкиваться, когда богатые родственники хотели отобрать у находящейся в трудных условиях матери талантливого ребёнка. Это проявление паразитической сущности прогрессоров, культура которых превращает людей в механизмы. Для её выживания необходим приток живых людей из мест, где прогресс ещё не победил. Если получится, их выменивают за бусы (напечатанную ФРС бумагу, гаджеты и прочий хлам), а если нет - берут силой. И надеяться в этой ситуации можно только на тех, которые следуют своему долгу, даже если это разрушит их жизнь, кто не идёт ни на какие компромиссы с прогрессорами.


Александр Дугин.
Либералы (при всем численном подавляющем меньшинстве) представляют собой тот класс, который наиболее активно действует в нашем обществе якобы «от имени будущего» – или, по крайней мере, того будущего, которое воплощено в постгуманизме, гендерной политике, в глобализации. И его не смущает, что народ думает иначе. Для них он просто количественное обременение.
Это и есть идеология: когда свои представления полностью затмевают реальность, в том числе реальность общества или выбор большинства.
Патриотическая – бóльшая – половина противостоит этому. Причем, скорее, действуя инстинктивно.
Мы имеем дело с борьбой двух неравных сил. В патриотизме больше «телесности», инстинктивного нежелания идти туда, куда ведут либералы.

Здесь преобладает острое, но никак не отливающееся в ясную мысль и волю чувство, что если мы проследуем в этом направлении, то России и всем нам конец, что либералы ведут нас к гибели.
Вот это очень точное чувство, но дальнейшая реакция часто бывает не более выразительной, чем у коров или баранов, которых везут на бойню. И у тех есть подозрение, что что-то не так, и подчас это подозрение переходит даже в глубокую уверенность, но за этой уверенностью ничего не следует. Лишь появляется грустный обреченный взгляд. Но не рождается никаких ярких идеологических конструкций. Протест не выливается во что­-то цельное, связное – ни мировоззренчески, ни организационно – и остается размытым.

Вот так я вижу эти два полюса. Я вижу, что один отлился, приобрел форму, а другой нет. Они сосуществуют в нашем обществе и создают тот мир, в котором мы живем.
Tags: будущее, история, кино, литература, подборка, психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments