Кризис нашего мира (swamp_lynx) wrote,
Кризис нашего мира
swamp_lynx

Category:

Зловещее интеллектуальное превосходство

"Андрей Фурсов сказал как-то о «зловещем интеллектуальном превосходстве» (Карл Поланьи) верхушки НСДАП, благодаря чему те пришли к власти. Тактическое превосходство было налицо.
И в эти дни на той половине земного шара оно самое и случилось. Но как мне объяснил изучивший тему умный человек, у финансистов - а победили финансисты - нет стратегического мышления. Только виртуозное тактическое. У Капитолия сыграна была финальная партия блиц-турнира. Ну и грохнет же всё, когда резервы тактики исчерпаются. Вот ведь политический взрыв кальдеры Йеллоустона будет..." Андрей Парибок.
Мельницы Богов мелют медленно... Но счета за 19.08.1991 в Империю Добра начали приходить.



Александр Дугин. Будущее Америки

"Мы стоим на пороге конца Америки. Почему? Потому что на грани уничтожения сам американский Логос.

Есть ли у США философия? Европейцы считают обычно, что это убожество "философией" назвать нельзя, поскольку это больше напоминает скудоумие и гебефрению.

Гебефрения - сбой в процессе взросления, когда подросток остается таковым и после становления "взрослым", отказываясь от ответственности и рациональности. В каком-то смысле это так и есть - американская философия вполне может показаться "гебефренией".

Второе клише - также отчасти оправданное: американская философия - продолжение английской (точнее шотландской) философии "здравого смысла" (Рейд, Фергюссон и т.д.). Сама эта "философия" в свою очередь сомнительна, так как представляет собой возведение предельной банальности в ранг метафизики. На ней построен утилитаризм.

Утилитаризм (например, Иеремии Бентама) дружно ненавидят и правые и левые, так как согласно ему, критерием истины является польза, а смысл жизни - поиск наслаждений. Омерзительно и унизительно не только для человека, но даже для животного.

Однако снова не это американская философия, хотя названия и похожи: американская философия - прагматизм.

Смысл этой философии не так прост. Дело в том, что и утилитаризм, и "здравый смысл", и либерализм признают бытие объекта (вещей, внешнего мир) и бытие субъекта (сознания, разума, духа). И то, и то есть, и то и то соответствует определенным критериям. Между миром субъекта - пусть даже примитивным - и миром объекта, пусть самого подручного, частно-собственнического и условного можно установить разные отношения - утверждает утилитаризм. Но... прагматизм это нечто иное.

Американский прагматизм - это идея, что объект и субъект являются полностью свободными и отрытыми множествами. Каждый субъект имеет право считать себя кем-угодно: Сантой, Элвисом, капитаном Америкой, марсианином, белым, черным, мужским, женским и т.д. Также и объект не имеет строго определенной онтологии: никто не имеет права говорить американцу - реальность такова и никакая иначе. Никто и ничто: ни наука, ни религия, ни власть, ни идеология. Реальность такая, какой ее считает субъект, который в свою очередь считает себя тем, кем хочет.

Вот именно это и есть прагматизм: как в своем наиболее бытовом - подчас идиотическом - проявлении знаменитого американского невежества, так и в американской мистике и американском романтизме - Эмерсона, Торо и т.д.

Но как же быть в таком полностью открытом с обеих сторон мире? Единственным критерием является it works - "это работает". Работает и замечательно. Это и есть основа прагматистской онтологии. Не важно кто мы, не важно, что за мир вокруг нас: важен только успех взаимодействия этих двух произвольных множеств - условно "внутреннего" и условно "внешнего". It works ergo sum et ergo est. Раз работает, значит, есть. А "не работает", значит не судьба, в другой раз может быть заработает. Go ahead. Это не просто слабоумие - это слабоумие, возведенное в метафизику, которое, кстати, освобождает. В принципе на этом основании можно построить какую-угодно эпистемологию и онтологию. Лишь бы зафиксировать удовлетворяющее того, что считает себя субъектом, взаимодействие. Это может быть отталкивающим, но может быть обаятельным. Как посмотреть. Для нас конечно странно, так как русские всегда тяготели к определенной холистской онтологии - либо духовной, либо материалистической, но точно не к прагматистской.

Мы стоим на пороге конца Америки. Почему? Потому что на грани уничтожения сам американский Логос. Трамп и его избиратели - это прагматистская Америка. Но вот глобалистские либеральные элиты, которые ей правят, и которые по сути являются носителями иного -- эмигрантского - чаще всего европейского Логоса, сегодня навязывают американцам иные стандарты. Если для прагматиков каждый может быть кем захочет - коммунистом, либералом, фашистом, Элвисом, растением, кошкой и т.д., то для либералов можно быть только либералами, причем желательно левыми - "культурными марксистами", феминистами и анархистами. Это тоталитарное навязывание того, чем субъект должен быть, а чем нет, вообще не американская черта. Отсюда и ненависть к Трампу: он последний носитель коренного американского Логоса.

Поэтому глобалисты и уничтожат Америку, поскольку они начали тоталитарно предписывать нормативы субъектности. Тем самым они резко ограничили пространство внутренней и внешней свободы. И пиродолжают делать это. Отсюда начало нового американского Сопротивления (You are Resistance Алекса Джонса или героя сериала "Родина" О'Кифа, в котором Алекса Джонс легко угадывается). Не надо искать в нем привычные для Европы или даже для России формы: это специфически американское Сопротивление. Оно идет во имя защиты прагматизма, самого прагматистского духа. Либералы и глобалисты настаивают на своем не зависимо от того, "работает ли это или нет". Это совсем иная - совершенно неамериканская - философия.

Вот как обстояит дело в философии: прагматистский Логос на грани уничтожения. Но... не будет его, не будет и Америки."


"Капитализм есть зло и ложь, и единственная траектория его развития состоит в том, чтобы зло и эта ложь становились все более и более масштабными и глобальными, кульминацией чего и является Постмодерн, гиперреализм, третий порядок симулякров и сопутствующая ему американоцентричная глобализация. Америку Бодрийяр считает обществом пост-истории, где все ориентиры, которые Европа ставит перед собой как цели в будущем, уже заведомо достигнуты с момента основания этого парадоксального общества. В США, по Бодрийяру, гиперреализм победил изначально. Поэтому будущее, по Бодрийяру, уже наступило, и оно ужасно – каким, впрочем, и должно было бы логически стать, поскольку никаким иным оно быть и не могло."


Андрей Фурсов: "Посткапитализм, как бы он ни возник – сверху (в результате демонтажа капитализма верхушкой мирового капиталистического класса и установления диктатуры кастово-рабовладельческого класса – привет «Алоизычу»?) или снизу (в результате социального взрыва с тяжелейшими последствиями для цивилизации и наступлением новых «тёмных веков») станет почти окончательным решением рыночного вопроса в том виде, в каком мы его знаем.
Кого-то кризис XXI в. зацепит больше, кого-то меньше. Однако избежать его полностью не удастся никому. Ни в одной отдельно взятой стране не только не удастся построить светлое будущее, но ни одной отдельно взятой стране не удастся в одиночку выскочить из ловушки под названием «глобальный капитализм/ капиталистическая глобализация». И ещё: не удастся выскочить без борьбы с частью Хозяев мировой игры ( с частью – потому что другая часть может оказаться союзником, по крайней мере, тактическим). Теоретически больше шансов позже других упасть в кризис, дольше отсидеться – у США. У них больше материальных, финансово-информационных и военно-технических средств и возможностей отсрочить кризис. Уже ясно, как это будет делаться. Во-первых, путём создания хаоса на максимальном пространстве планеты, которые американцы не могут полноценно (т.е. в качестве государств, даже проамериканских) контролировать и откуда вынуждены уходить, переходя к глобальной стратегической обороне (ср. Римская империя эпохи Траяна и после). Речь идёт о решении своих проблем путём осложнения жизни другим – Европе, Китаю, в меньшей степени – РФ и Индии. Во-вторых, США, по-видимому, всё больше будут превращаться в большой (глобальный) и по возможности, единственный офшор. Для этого нужно вскрыть и уничтожить или экспроприировать офшоры, владельцев размещённых там средств – заставить перевести их в США. В итоге мы получим офшорную крепость «Америка» в море хаоса. Штука, однако, в том, что хаос - «чужой» – уже поселился в американском теле, он зреет в нём с 1960-х годов («бразилианизация» Америки), и по иронии истории этот «чужой», это «нечто» может прорвать плоть и появиться на свет, забрызгивая кровью господ в белых костюмах именно тогда, когда защитники крепости будут праздновать победу. Другой вопрос – чем может стать этот «чужой», это «нечто» для всего мира. Вряд ли чем-то хорошим. Но сначала он сожрёт хозяина."


Александр Дугин: "Велика вероятность того, что нынешний финансовый кризис есть выражение гораздо более глубокого процесса – падения социального логоса, размытого либо насыщением чувственными моментами (П.Сорокин), либо дионисийским мифом, ставшим достоянием оскотинивших масс (Ж.Дюран). В юнгианской системе этот процесс можно рассмотреть как «понижение ментального уровня» (abaissement du niveau mental). Допустим, что логические структуры «эго» и «сверх-я» рассыпались ниже критического порога. А это весьма вероятно, если учесть наблюдения как за российским обществом, стремительно деградирующем в интеллектуальном и нравственном смысле, так и за процессами, протекающими в западной культуре и политике. В этом случае нас ожидает магистральное вступление человечества в режим ночи.
В юнгианской топике это означает, что мы спускаемся в коллективное бессознательное. Это не просто нигилизм. Концепция ничто, nihil, принадлежит к порядку логических структур, способных абстрактно представить себе чистую негативность по контрасту с чистым наличием. Но по мере размывания логики, кристальное ничто логического нигилизма предстает перед нами не пустым, но наполненным – наполненным ускользающими смыслами, сбивчивыми картинами, какофоническими звуками, не выстраивающимися ни в какую гармонию. Нигилизм ночи полон звуков, цветов и фигур. Только с позиции дня, это -- ничто.
Оказавшись ниже критической планки мы начинаем видеть во тьме. Ведь там всегда есть предметы, которые еще темнее других. Тут мы подошли к юнгианской версии посткризисной футурологии.
Социальный логос пал. Либерализм, успешно победивший всех своих логических и идеологических конкурентов (теократию, монархию, фашизм и коммунизм), не справился с ношей социального логоса, не смог в одиночку отстоять порядок дня перед лицом надвигающейся со всех сторон и изнутри него ночи (последней попыткой была имперская авантюра американских неоконов). При этом предшествующие логосы им безнадежно развенчены и сметены.
Дневной характер либерализма относителен. Возможно, он победил именно потому, что предлагал самый мягкий из порядков, самый ненавязчивый из логосов, самый компромиссный и толерантный из инструментов дневной репрессии ночного бессознательного. Но теперь он волей-неволей остался перед лицом хаоса один на один, причем того самого хаоса, на который он ранее и опирался.
Если текущий экономический кризис (а экономика – это суррогат порядка и логоса для либеральной цивилизации) окажется финальным, то произойдет фундаментальное опускание «ментального уровня человечества», мир погрузится в сновидение."
Tags: будущее, история
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment