Кризис нашего мира (swamp_lynx) wrote,
Кризис нашего мира
swamp_lynx

Category:

Великое пробуждение против великой перезагрузки

"Я категорически не согласен с протестантской идеей линейного времени. Это Кальвин выдвинул в ходе реформы, которая отрицала свободу воли. С этого момента Запад и сбился, когда он встал на кальвинистские позиции, а Кальвин не предполагает свободу воли. Значит, революция, смена формаций, история становится некоей предестинацией, железным законом трансформации, на который человек не влияет. Или влияет очень слабо, искусственно, по сути дела, иллюзорно.
Я придерживаюсь совершенно другой точки зрения. Православной точки зрения, если угодно. Я считаю, пока мы люди, мы свободны. Пока мы свободны, мы можем повлиять на будущее. Более того, мы делаем будущее. Не четвёртая промышленная революция, ни консерватизм или что-то ещё, не какие-то материальные или социальные нормы - принимают решения за нас. Принимаем решение мы. И мне не очень нравится четвёртый уклад, потому что когда мы начинаем что-то объяснять через экономику, мы всегда попадаем в бездну, в свинарник какой-то, потому что материальными поползновениями мы пытаемся объяснить такое сложное и тонкое, изысканное существо, как человек." Александр Дугин.

1 fWSMnuBgAmO7qRyWQEilpg

На одной стороне стоит великая перезагрузка, к которой призывают глобалисты. Сейчас они украли выборы, они навязали свою волю, произошёл государственный переворот в США. И теперь они будут во всем мире наступать. Это называется «great reset» - вернуться к глобалистской повестке дня. С другой стороны, начинается «great awakening» - великое пробуждение. Люди понимают, что речь идёт не просто о технологиях, некоторых закономерностям объектного рокового свойства, а речь идет об идеологической доминации, о гегемонии даже не всей Америки, а её половины, которая стремится навязать свою повестку дня миру. Естественно, будет сопротивление. Я думаю, что России в этом сопротивлении, пробуждении уготована одна из важнейших ролей.

Победа Байдена и демократов – это победа либеральных большевиков, которые тоже говорят, что во имя высоких технологий, во имя Твиттера, во имя Гугла, во имя искусственного интеллекта, во имя гендерной свободы вы, проголосовавшие в большистве, вы вообще никто. И это, с одной стороны, проигрыш. С другой стороны, мы получили половину Америки, сражающейся против этого прогрессистского проекта, а это немало. Это, действительно, великое событие. И я не думаю, что они так уж сильно проиграли. Они приходят в сознание. Они видят, что это не просто Гугл, Твиттер, Фейсбук, которые используются как средства коммуникации. Что это идеологически проникающие в их сознание щупальца искусственного интеллекта.

Тут очень важно обратиться к Фридриху Георгу Юнгеру, к его книге «Совершенство техники» или к хайдеггерианскому анализу. Техника – это метафизика, на самом деле. Техника несёт с собой идеологию. И те, кто говорят, что такое техническое развитие объективно, хотят навязать свою частную прогрессистскую волю, свой технологический и технократический большевизм всем остальным.

Я не думаю, что консерваторы проиграли. Ведь и в СССР в какой-то момент случился сталинский призыв, партия большевиков стала миллионной за счёт выходцев из русского крестьянства, которые заменили саму атмосферу большевизма.

Я думаю, что битва только начинается. Она далеко не закончена. Нельзя говорить, что консерваторы окончательно проиграли. Ничего подобного. Настоящая битва начинается сейчас. Линия фронта проходит и по нашей стране. В нашей элите есть такие, как Греф, Чубайс, Кудрин, то есть, цифровики – байденовцы по своим органическим корням, по своему мировоззрению. Это тоже часть гугловского искусственного интеллекта. А есть, во-первых, Путин, который с огромным подозрением к этому движению относится. Есть силовики. И есть подавляющее большинство населения.

Мария БАЧЕНИНА. У меня возник такой комплексный вопрос. Если нам предстоит решать, мы за это или против, но социальное расслоение уже есть. Новые профессии, исчезновение старых. Как изменится формат личности? Структура личности человека? Мы видим, что без изменений никуда.

Александр ДУГИН. Если мы выбираем прогресс, партию Байдена, Гугла, Твиттера и Фейсбука, то прощай, человек! На самом деле, речь идёт о том, что сейчас мы стоим на пороге замены человека постчеловеком, в этом программа постгуманизма. Подготовительным уровнем является гендерная политика. Заканчивается либеральный процесс освобождения человека от всех форм коллективной идентичности.

Конечно, изменится человек. Более того, он изменяется на глазах. И вместо личности, состоящей из духа, из души, из тела, из свободы будет некая новая цифровая личность. Цифровой паспорт, цифровые мозги, заменяемые жестким диском памяти, сменяемый интерфейс. Более того, для того, чтобы быть заменённым искусственным интеллектом, надо создать искусственный интеллект ещё прежде его технологического воплощения. Общество, которое контролируется элитами, где сознание берется откуда-то извне, например, из государства или идеологии, как сейчас на Западе такой экстремистской и либеральной это тренировка по созданию искусственного интеллекта. Это общество уже не само думает. Уже человек отчуждается от самого себя в ходе такой податливости к идеологиям. Идеологии выполняют роль искусственного интеллекта. В какой-то момент это идёт на поток. И сейчас мы видим в той же демпартии сращение идеологии и технологии. Очевидно, что технологии идеологичны, они не просто служат нам, это мы служим им. Я пытался в Фейсбуке сделать критический пост в отношении Байдена, а он просто не появляется, не печатается. Это не просто технологии, как бы компьютер вас цензурирует. Это не компьютер, это новая форма мышления, заложенная в саму технику.

Мария БАЧЕНИНА. Восстание машин.

Александр ДУГИН. Мы уже машины. Для того, чтобы превратить нас в машину окончательно, надо подготовить это. Наше сознание целиком и полностью формируется извне. Нашу свободу мы давно потеряли. Сейчас мы теряем последние её уровни. Вот гендерная политика – это свобода иметь пол, утверждать свою собственную идентичность.

Мария БАЧЕНИНА. Но если мы рассматриваем Россию, не Москву, не Санкт-Петербург, не города-миллионники. Разве об этом можно говорить в разрезе Черноземья, Урала? Люди никак с этим не коррелируются. У них совершенно не цифровая жизнь.

Александр ДУГИН. Но она становится всё более цифровой. Посмотрите на молодёжь. Она мигрирует в социальные сети. И в Черноземье, и за Уралом.

Нет. Этот процесс не остановим. В том-то и дело, что хотя наше общество живет в другой эпохе, кстати, как мы увидели, и половина американского общества. Половина Америки нормальные, популисты Европы нормальные, вообще, весь мир нормальный, кроме этой, на мой взгляд, сатанинской верхушки, которая нами правит в глобальном масштабе. Я противник либерализма, освобождения человека от всех форм коллективной идентичности. Но пока они побеждают, потому что их идеология самая мощная, самая сформулированная. Они говорят: свободу индивидууму от всех форм коллективной идентичности. Последним шагом, который сейчас остается сделать, это освободить человека от человечности, поскольку это тоже форма коллективной идентичности. И просто так говорить, что мы не достаточно ещё цифровизированы, что нас это не коснется - наивно. Нас это касается, мы вовлечены. Часть нашей элиты перешла на сторону идеологических глобалистов. И она действует, проникает в нашу жизнь, в том числе, в глубинке.

Единственный шанс – это великое пробуждение, когда люди осознают, что с ними происходит. И дадут этому осознанный, ответственный и свободный ответ. Скажем, мы не хотим ни этих форм, ни этой сути. Мы хотим сохранить и возродить свое человеческое достоинство! Это не так просто. Право на свободу у нас на глазах утекает. И под видом свободы нам навязывается новый цифровой концлагерь. И это называется каким-то новым четвёртым экономическим укладом. Просто перестаньте быть людьми, и у вас всё получится.

Сергей МАРДАН. Попробуйте спрогнозировать на ближайший год: перелом в этой борьбе может произойти? Или сначала всё должно дойти до самого края, упасть почти до ада.

Александр ДУГИН. К сожалению, предпосылок к тому, что это закончится мирно, одноразово, либо компромиссом, взаимопониманием, коррекцией курса, на это надежды нет. Думаю, что закончится адом. К большому сожалению, войной и адом. Мы видим, насколько радикальны представители глобализма. Они не идут на разговор ни с кем. Консерваторов они мгновенно демонизируют. Республиканцам, если они выражали в социальных сетях симпатии к Трампу, не продают билеты на самолёт - представляете, какая степень тоталитаризма? С отключением сотен тысяч твиттер-аккаунтов, гугл-аккаунтов. В Америке происходит то, что случилось со мной полгода назад, когда отключил мой YouTube-канал, снесли «Царьград» и ряд других российских ресурсов. Это означает, что мы имеем дело с фанатиками, с настоящими либерал-большевиками. С ними разговор невозможен. Они просто будут уничтожать своих противников, а мы, консерваторы, вся Россия попадает туда, особенно патриотические каналы. И вся патриотическая Америка туда попадает. Все мы для них классовый враг, а классового врага уничтожают.

Мы, может, и хотели бы мирного диалога, но нам грозит война не на жизнь, а насмерть. Либо глобалисты, либо человечество. Это война! Я думаю, пока до дна ада мы не дойдём в этой войне, никаких настоящих изменений не будет.


Александр Дугин. На пороге демонической реальности

"Реза Негарастани – иранский представитель спекулятивного реализма. Речь идет о постгуманизме, постчеловеческом мышлении и философии. Когда читаешь Негарастани и его "Циклонопедию" – понимаешь, что это о том же, о чём говорили традиционалисты, описание той же реальности. Он описывает, как современный капитализм и технологии являются уничтожением человечества и впусканием в мир демонов. Земля для Негарастани – некий объект, в центре которого находится демон. Чтобы его пробудить, наша цивилизация занимается добычей нефти и природного газа. Ядро, плоть мертвого бога, боги чумы, по Негарастани, пытаются поглотить человечество. И сейчас они выходят на поверхность, чтобы поглотить человечество. Он сравнивает их с “богами-идиотами” Лавкрафта. Получается фактически перевернутая картина аристотелевского мира.



Гипербредовая картина, напоминающая фильмы ужасов, но предельно созвучная с видением традиционалистов: что дьявол – вполне метафизическая реальность, антихрист придёт, и т.д. Негарастани подтверждает, что так оно и есть – и на уровне спекулятивных реалистов.

Постепенно люди будут заменены постчеловеческими сущностями, некроз станет единственным содержанием реальности, когда объект живет за счет умирания Дазайна.

Создание объектно ориентированной онтологии заменяет человеческое сознание субститутами. Решить трудную проблему сознания пытаются путём уничтожения сознания. Не будет сознания – не будет проблемы. Как будет функционировать мозг, если живёт, но не мыслит? К этому и идёт аналитическая философия. И постепенное погашение философской алертности к этому движется. Но объектно ориентированные философы делают из этого программу – они предлагают погасить человеческое мышление и посмотреть, что будет. Сложная проблема сознания ликвидируется при помощи ликвидации сознания.

По мере угашения Дазайна сама проблема будет трансформироваться. Происходит выворачивание наизнанку всех экзистанциалов, которые были связаны с объектом. Начинается движение внутрь объекта, которое обеспечивается погашением Дазайна. Объект продолжает быть конституируемым субъектом – но только не тем сильным субъектом, а наоборот, расчленяющим себя, рассеивающимся. При постепенном саморасщеплении Дазайн начинает наделять продуктами своего распада объекты (как в фильмах Линча, где нога отвечает человеку).

Негарастани описывает страшный пример одной из смертных казней, когда живого человека привязывали к мертвому, и тот начинал медленно умирать при жизни. Человек не мог понять, мертв он или жив. Наше человечество именно таково: наша субъектность привязана к этому трупу, и умирание и есть «прогресс».

Речь идёт о философии. Негарастани ищет слова для этого языка объектов. Искусственный интеллект – это не техническая, а философская проблема. Упраздняется оптимистическая повестка гуманистов, «Открытого общества» и пр. Негарастани, «черное просвещение» и т.п. – это и есть новая дорожная карта глобалистов. Для народов глобалисты еще говорят о некоем повышении уровня жизни, о миграции – весь этот розовый нарратив раннего либерального общества для низов человечества. Наиболее реалистично мыслящие из них уже перешли к новой повестке дня. Они ближе к активному демоническому нигилизму.

Там где нет богов, будут титаны. Где нет ангелов, будут бесы. Пустоты нет. Если мы отказываемся от Бога, приходит дьявол."






ith_iskatel: При несомненном осуждении гнева как одного из смертных грехов, Евагрий писал (я по памяти), что Создатель не мог сотворить ничего плохого и гнев, по сути, в своей основе имеет ту же энергию, что и любовь, только направленную на грех; разъясняя этим факты того, что и Господь проявлял гнев на торговцев, книжников и фарисеев.

swamp_lynx: У нас почему-то плохо отличают гнев как неконтролируемый аффект, в чём нет ничего особо хорошего (ну разве что спасение психики от разрушения в критической ситуации) и гнев как управление ситуацией, как смена энергий. Благоговеющий и критически мыслящий человек, который не способен управлять энергиями, вполне может оказаться на положении элоев в мире морлоков.
Люди отрываются от культуры, от традиций, от исторической памяти и получается бессмысленная масса потребителей, которая разделена на несколько уровней. Вот элои будут благоговеть в виртуальной реальности, а морлоки их уничтожать и насиловать, как в реалистичных компьютерных играх. А над всем этим будет абсолютная власть 500 семейств.
Это и есть идеология прогресса, которой как минимум 500 лет. И конечно, этим семьям будет место, они будут богами. В компьютерных играх - это популярный сейчас сюжет, да и в кино, да и в фантастике. А вот слово благо действительно практически ушло из речи. Я же только за него, но мир движется несколько в другом направлении, не в прошлое, в будущее, точнее, в вечное настоящее с богами-торговцами.


az118: Двузначная логика - логика актуального (действительного, оформленного) бытия у Аристотеля, согласно которому все потенциальное (возможное, материальное, недооформленное и потому движимое из перво-материи - чистой возможности без какой бы то ни было действительности) Ум (Бог как чистая без всякой возможности и потому неподвижная действительность) переводит в конечную завершенность полноты актуального, где Быть и не-Быть несовместны и третьего не дано:

«Итак, если невозможно одно и то же правильно утверждать и отрицать в одно и то же время, то невозможно также, чтобы противоположности были в одно и то же время присущи одному и тому же, разве что обе присущи ему лишь в каком-то отношении, или же одна лишь в каком-то отношении, а другая безусловно. Равным образом не может быть ничего промежуточного между двумя членами противоречия, а относительно чего-то одного необходимо что бы то ни было либо утверждать, либо отрицать». [Метафизика. 10011b 20-25]

В библейской оптике всеактуальность присуща лишь Раю, ядром которого является Бог, и его противоположности - Аду, и сии противоположности - Рай и Ад - образуют Вечность. являющуюся целевой причиной (Телосом) Времени как пути всякого сущего, включая. человека, для которого Рай - мир вечного блага - постоянной телесной и духовной сытости, полного телесного и душевного комфорта, покоя и абсолютной безопасности под эгидой Божества - творца сущего на благо Себе, а Ад - обитель постоянного голода, вечных мук, конвульсий и непреходящей тревоги отщепенцев от Бога.

Таким образом, подлинно библейский действительный человек - вечно счастливый обитатель Рая или вечно несчастный узник Ада и третьего не дано. Первый быстро мельчает, становясь одноразовым, второй в муках вечно завидует первому. Но оба перестают подлинно быть, ибо вопреки Библии Вечность не есть Бытие, каковое есть Вечное Возвращение Логоса.


Исайя Берлин. «Пролетариат у Маркса выступает абстрактной категорией. Маркс был далек от конкретных, индивидуальных пролетариев и не имел с ними никакой психологической близости. [...] Его пролетариат – группа людей без всяких национальных привязанностей; совершенно лишенных средств существования (кроме разве самых скудных); людей, настолько лишенных всего, что у них почти нет индивидуальных нужд; представляющих корм для машин и ничего более. Марксовы пролетарии – голодающие, доведенные до животного состояния, едва удерживающиеся на уровне минимального выживания люди. Это представление о рабочих даже в тяжелом XIX веке, даже сегодня в тех странах, где условия еще остаются ужасными, – абстракция. Когда Маркс говорит о пролетариате, он говорит не о реальных рабочих, но [...] о своем негодующем “Я”».

«Пролетариат Маркса представляет класс [...] сооруженный, сочиненный по составленным Марксом чертежам как сосуд, должный вместить его личный праведный гнев . [...]»

«Позвольте мне повторить мое утверждение. Когда Маркс выступает от имени пролетариата, в особенности когда он переписывает историю социализма (и человечества), заявляя, что у пролетариата и капиталистов нет общих интересов, и поэтому нет возможности примирения; когда он настаивает, что нет никакой общей почвы и потому возможности убеждения оппонентов посредством аппеляции к общим принципам справедливости, общепринятого здравого смысла и общего желания счастья, ибо ничего подобного – общего – нет; когда, подобным же образом, он осуждает призывы, аппелирующие к человечности или чувству долга буржуазии, разоблачая их как патетические иллюзии жертв; когда Маркс объявляет войну на уничтожение против капитализма и пророчествует о триумфе пролетариата как неизбежном вердикте самой истории, пророчествует о победе человеческого рассудка над человеческой иррациональностью – когда он говорит все это (а он первым в истории говорит это, ибо пуритане и якобинцы по крайней мере в теории признавали возможность убеждения, ведущего к согласию), нельзя не думать что мы слышим голос гордого и дерзкого парии, который не столько друг пролетариата, сколько член отверженной и униженной расы».


az118: Идеология - ложное сознание (с) Фридрих Энгельс.

Вы просто не понимаете природу идеологии, ее истоки, в каком типе общества она возникает и какие функции выполняет.

в архаике и традиционном обществе, включая всю Азию до прихода новоевропейцев в 19 веке, идеологий не было, а высокая культура и развитая цивилизация были.

в общем, идеология - это комплекс идей, дающих представление о должном в смысле желанном, противостоящего действительному, исходя из необходимого и возможного.

Идея (ПИЕ < *wid- "видеть") - умо-зрительное представление о сущности некоторого рода сущего, т.е. как оно должно и может со-существовать в мире с другими родами сущих.

стало быть комплекс идей придает вид для ума некоторой области бытия в ее действительности и возможности.

однако не всякий комплекс идей есть идеология, но только такой, который придает вид желанному-для-нас, которого или еще нет, но нам желанно чтобы было, или оно еще есть, но стремиться не быть и нам желанно его удержать, причем такой комплекс идей должен охватывать достаточно широкий круг адептов и передаваться из поколения в поколение.

В первом случае имеем идеологию проектирования и создания, например, техники или готических соборов, цеха строителей которых с 12 века были замкнутыми сообществами, из которых через включение в их иерархию аристократии с 17 века выросли масонские ложи, занявшиеся проектированием и пересозданием уже самого человечества и сыгравших зловещею роль в формировании идеологии Просвещения, Прогресса, в т.ч. социальной Революции, перешедших в марксизм и либерализм.

Т.е. идеологии возникают в протобуржуазном и буржуазном классовом обществе и полезны только в сфере техники и градостроительства, но в собственно социокультурных областях они более чем вредны, ибо навязывают органическому чуждое ему техническое (как упомянутый здесь Докинз).
Tags: будущее, видео, история, культура, подборка
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments