Кризис нашего мира (swamp_lynx) wrote,
Кризис нашего мира
swamp_lynx

Categories:

Наследники Карфагена

"В Великобритании существует неоконсервативное Henry Jackson Society. Это экспертный клуб, в который входят парламентарии (например русофоб Боб Сили, который в качестве «журналиста», ездил в Чечню в 1990-х, потом вдруг пошёл в британскую армию и получил неизвестно за какие заслуги Орден Британской империи), журналисты (такие как Марк Урбан — конфидент Скрипаля, специалист по разведке и тайным убийствам) бывший глава Ми-6 сэр Ричард Дирлав, экс-глава ЦРУ Джеймс Вулси, неокон Уильям Кристол, руководство запрещённого в России Атлантического Совета.
В 2018 году они пригласили выступить профессора Аэндрю Ламберта из Королевской военной академии в Сандхерсте — престижнейшего военного учебного заведения Соединённого Королевства. Тема: «Будущее глобальной Британии как морской державы»
То, что рассказал профессор, очень любопытно, так как характеризует глубинную идентичность британской военной и разведывательной элиты: как они осмысляют себя и своих противников." Александр Бовдунов.

Основные тезисы:

1. Быть морской державой (Sea Power) означает выбрать особую идентичность, а не просто располагать мощным флотом. Флот Афин во время греко-персидских войн был в 5 раз меньше персидского. Но Персия была сухопутной империей. Её флот был лишь инструментом проекции сухопутной силы и сухопутного порядка. Главная характеристика морской державы - ориентация на трансграничную торговлю и «максимизация своих отношений с морем».

Быть морской силой (державой) — значит создать идентичность, противоестественную видовой характеристике человека как сухопутного существа. Это инопланетная идентичность, которая создается в процессе перепрограммирования государства на то, чтобы видеть себя на море, а не на суше, и это происходит очень долго. В античности это произошло с Афинами. «Афиняне взяли классическую греческую модель сухопутного аристократического, милитаристского общества и превратили его в демократию, которая поддерживает постоянно действующий профессиональный военно-морской флот».

2. Ни Китай, ни Россия, какой военно-морской флот они бы ни создали, не могут стать Sea Power, потому что это не вопрос количества кораблей, а идентичности и способов взаимодействия с пространством и осмысления этого пространства.

Например, показательно как китайцы «континентализируют» океан. «В западной части Тихого океана мы видим, что китайцы создают искусственную территорию вне моря для того, чтобы континентализировать морское пространство, чтобы лучше контролировать его с суши».

3. Более того, даже США по мнению Эндрю Ламберта использует свой военно-морской флот как сухопутная держава — больше для проецирования военной силы по морю и «территориальных» приобретений.

«Таким образом, морская держава - это любопытное государство, относительно малое по сравнению со своей однородной группой. Она достигает статуса великой державы, максимизируя свое взаимодействие с морем».

«Морские державы не хотят территории, им нужен доступ к рынкам, им нужны порты, они хотят открыть торговлю. Они не заинтересованы в вашей территории, они хотят открыть ваш рынок. И великими врагами Британской империи в 19 веке были не другие морские государства, а государства, которые не собирались торговать. Государства с высокими тарифными барьерами, ограничительными торговыми практиками, которые запрещали доступ к рынку. Первая война с китайцами в 1840-х годах была связана с доступом к рынку, продажей опиума, шерсти с севера Англии. Другая страна, с которой мы воевали, русские, имела очень высокие тарифные барьеры, и по тем же причинам мы разошлись с американцами. Это была торговля, океан, коммерческая идентичность, и, в конце концов, то, что было маленьким островом за пределами Европы, превратилось в очень большую державу на протяжении почти 300 лет. Так что это был очень успешный эксперимент, но он подошел к концу, как это было со всеми морскими державами, когда еще большая гегемонистская континентальная держава смогла построить еще больший флот и смогла обанкротить государство. Британское государство закончилось не поражением, а банкротством в 1945 году».

4. Британия — исключительная морская держава и носительница морской миссии Афин, Карфагена, Венеции, Голландской республики. Карфаген — историческим символ и ориентир для британцев. Карфаген построил «инклюзивную, демократическую, основанную на торговле» систему. Рим — статичную милитаристскую сухопутную систему. Это кстати осознавал Наполеон, называвший британцев «карфагенянами». В 1815 м, когда Наполеон терпит окончательное поражение при Ватерлоо, британский художник Джозеф Мэллфорд Уильям Тернер создаёт свою знаменитую картину «Расцвет Карфагенской империи» («Дидона — основательница Карфагена» - другое название).

1200px-Turner_Dido_Building_Carthage

5. В ответ на вопрос, правильно ли Александр Дугин отождествляет Россию с Римом, а современный Запад с Карфагеном: «Рим всегда был авторитарной, милитаризованной державой, и да, именно это пытаются сделать русские. А Карфаген - морская торговая держава, и это примерно то же, что и Запад».

И ещё интересное откровение о так называемом «rules-based order», в нарушении которого британцы постоянно обвиняют Россию. По мнению Андрю Ламберта, международный порядок такой же «дар» британской морской силы миру как и « паровые корабли, подводные телеграфные кабели, беспроводная связь, все банковские и международные морские перевозки и финансовые услуги».

«Великобритания создала их все потому, что это было в национальных интересах. Мы создали их не как акт благотворительности, порядок, основанный на правилах - это не хорошо само по себе, это очень хорошо, если он служит вашим целям . Люди, которые нападают на порядок, основанный на правилах - это те, кому не нравятся его последствия. Самый большой враг мировой торговли - это, конечно, радикальный ислам. Не имея возможности атаковать инструменты морского контроля, они напали на мировой торговый центр. Не случайно, не только потому, что это было большое здание, в Нью-Йорке есть другие большие здания, в которые можно влететь, но мировая торговля является врагом нетерпимых, закрытых режимов. Великим оружием морских держав исторически являются не военно-морские силы, а демократии, либерализм, свобода, распространение идей. В 19 веке самым большим врагом Британии была Россия, и русские были в ужасе от демократии».

«Россия не понимает ни порядка, основанного на правилах, ни действительно международного права, ни действительно законности. ...Проблема, конечно, в том, что у русских есть некоторые преимущества, если их действительно раздразнить, то, вероятно, погаснет весь свет в Западной Европе, что было бы проблемой, но мы должны с этим разобраться, мы должны укрепить наши энергопоставки и убедиться, что мы не зависим от стран, режимы которых мы считаем невыносимыми, ни в коем случае, и мы должны наращивать оружие, которое всегда работало против русских.

Вы все знаете о том, что называется Крымской войной, которую не выиграла "атака лёгкой кавалерии", а экономическая блокада, которая остановила русских... За полгода Россия прошла путь от государства, ведущего войну, до государства-банкрота, и им пришлось сдаться. Вот как надо иметь дело с Россией. Не воюйте с ними, у них это хорошо получается, не маршируйте на Москву, это безнадежно, разрушайте их экономику, и вы можете привести их в порядок намного проще. Подумайте об этом, а не о военной составляющей, это игра, в которую они хотят, чтобы вы играли. Так что не вступайте с ними в военную игру, вступайте с ними в игру там, где они слабы, а не там, где они сильны, и это, наверное, Сунь-цзы, а не Клаузевиц».


Tags: видео, история
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Featured Posts from This Journal