Кризис нашего мира (swamp_lynx) wrote,
Кризис нашего мира
swamp_lynx

Россия больше не страна чудес

"Что мне нравилось в Руси, в Империи – это всегда была сказка (ее бытие), пусть и не счастливая порой – сказки и не должны быть непременно счастливыми, они должны быть волшебными. Китеж-град, святые князья, клубки-проводники, служилые волки – все это было.
СССР продолжал эту сказку, пусть порой странно и нелепо, но все же сказка продолжала быть – механистичная, странная сказка, и клубок-спутник катился в небеса, а лейтенант Иван шел на запад, и кивали-провожали его придорожные березы, сосны и ольхи.
В современной РФ нет сказки. Она утеряла сказ, стихи поэтов бегут легкими тающими облаками, исчезают в небе. И молчат древние курганы.
Восстанет ли мертвая царевна-сказка?.." Максим Шмырев.



omnia. Потребность в близости с другим человеком не исчезла. Поменялись критерии, обуславливающие желанность и целесообразность такой близости. Раньше другой был нужен для выживания (помогал обеспечить нижние уровни пирамиды Маслоу), а теперь - для удовольствия и комфорта (верхние уровни той же иерархии).
Кров, одежду и хлеб с маслом я сама себе в состоянии обеспечить. Другой человек мне для этого не нужен. Другой мне нужен для радости события. Требования гораздо более высокие, чем у поколения моих родителей. Им часто было довольно того, что не пьет, не бьет, зарплату в дом несет.

swamp_lynx: Комфорт и удовольствие выглядят, как на второй картинке. Собственно, в этом и суть перевёрнутой пирамиды Маслоу, которая лежит в основе потребительского общества.





snk1965: Сотню лет назад в экономике был "рынок производителя" и соответствующей объединяющей ценностью для народонаселения — совместное или родственное производство ("тусовки по профессиям", родственных по заработку), а сейчас — "рынок покупателя", и объединяются, соответственно, по совместному потреблению (тусовки по отдыху, родственных по тратам). En masse, естественно.
Ничего необычного, массовая культура-надстройка подстроилась под текущий базис, и весь этот высокодуховный флёр — лишь лёгкая рябь на ожиревшем, перекормленном теле. Но, как происходит и с высоким искусством, стоящим над попартом-дизайном, именно этот флёр, возможно, и является истинной ценностью, которая в дальнейшем изменит массовые тренды.
В настоящее время, несмотря на впечатляющее развитие технологий, производство (в широком смысле) пока не сумело предложить народонаселению столь же эмоционально мощный драйвер, как удовлетворённая и экзистенциально отменённая традиционная нужда. Как только придумает (например, реальное бессмертие) или создаст (например, традиционной волнушкой, стирающей вылизанную до зеркального блеска инфраструктуру), так сразу айсберг снова и перевернётся — производитель снова будет диктовать потребителю, а потребители — тусоваться по профессиям. Лучше б, конечно, обойтись без войнушки, но пока такое удавалось только благодаря серьёзным, значимым географическим открытиям. К сожалению, земная география кончилась, а космическая — не видна даже на горизонте.


Андрей Игнатьев. Скажем так: сначала какие-то процессы расшатывают семью как социальный институт, ограничивают или полностью блокируют её специфические функции, потом появляется поколение индивидов, не получивших полноценной социализации, ещё потом начинаются коллизии блокированного транзита, которые разрешаются революцией или войной, как раз цикл на три поколения.
Социальное государство, по замыслу авторов концепции, должно было стать эффективным субститутом семьи, отсюда его забота о подрастающем поколении, однако в какой-то момент началось его свёртывание, то ли потому, что кончились деньги, то ли господа просто забыли, зачем оно нужно
что, пожалуй, особенно интересно, государство, которое придумал Платон, должно было прежде всего выполнять педагогические, уже потом политические функции.

Андрей Парибок. В высшей степени эффективное социальное государство видим в странах Скандинавии, но результаты меня скорее ужасают.

Сергей Зиновьев. Мне кажется те кто сверху решили, что Земли на всех не хватит.. и решили все переделать..В общем то они правы - но вопрос, конечно, кому оставаться, а кого за борт.

Андрей Игнатьев. Сколько могу судить, очередное молодое поколение очень мало обязано как семье, так и социальному государству, а тогда вопрос: кто и каким образом обеспечивает его социализацию? - какие именно практики замещают то и другое?

Тут есть ещё другая гипотеза, которую не знаю, как проверить: эти все эффекты стратифицированы, скажем, для элит сохранила свои функции семья, для среднего класса что-то другое, скажем, школа или какие-то клубные структуры, для массы пресловутый двор или как-то так.

Навскидку сказал бы, что это медиаполитический комплекс, воздействие которого на свою публику, действительно, когерентно, но из этой публики, видимо, надо исключить элиты.

Дети "кого надо" это элиты, там да, семья по-прежнему основной механизм социализации, про "средний класс" и массу уже бы такое не утверждал.


nordickk . Забавно читать эти "смоделировали". Сложная система в принципе непредсказуема. Жаль только, что на выводы этих учОных опираются политики в своих беспределах.

Вячеслав Потапов. Человек — сложная система, но большинство ведется на самые примитивные провокации. Себя не исключаю.

abolin. Похоже - подменили "сложную систему" на "множество однотипных (сложных) систем, доступных для повторных экспериментов".


snake_d_ha: Вы знаете концепцию "длинного лета"?
То, что последние 50 лет никого особо не заставляют, вовсе не значит, что это невозможно в дальнейшем. По наглядному опыту всяких национализмов, развернуть любого рода радикализм можно лет за 5 - 10.
И любой здесь — буквально любой.
Каннибализм, поклонение Сатане, принесение в жертву первенцев и так далее. Запрещение контрацептивов, секс только ради продления рода и только в миссионерской позе на этом фоне дело абсолютно плевое.
Грета и не такое проворачивала.

swamp_lynx: Грета или сатанизм — это продолжение лета с дальнейшей утратой как мужского, так и женского. Подобные получеловеки не способны воспроизводиться. Национализм также возможен исключительно карикатурный, нет для настоящего больше энергии. Люди до крайности несвободны (и не хотят размножаться в неволе), а освободиться в рамках существующей цивилизации просто невозможно. Впрочем, процесс разрушения уже идёт, падающего подтолкни, и не придётся цепляться костлявой рукой за выбор между эко-сатанизмом или чем-то напоминающим ИГИЛ, запрещённый в России (с разрешённым экологизмом недоработка).


Андрей Игнатьев. Читая «Канувшие и спасённые» Примо Леви: и Варлам Шаламов, и Антони Кемпиньски с Виктором Франклом правы - концлагерь устроен так же, что и «цивильное» общество, более того - отличается только степенью концентрации зла, в просторечии именуемого "природа человека", вследствие чего и учит тому же самому, только не в пример быстрее; "pattern" всегда один и тот же, размытый и не всегда заметный в одном случае, хорошо наблюдаемый в другом.

Это же замысел цивилизованного человека по тому, как цивилизовать других - идеально воплощенный, поскольку нет сопротивления материала.
"Цивилизация" и "колонизация" давние партнёры со времён Эллады.



az118: Прогресс означает непрерывное вытеснение масс человеков из одной сферы их бытия в другую, технически более сложную, при стремлении к избавлению от страданий и смерти, а сферы эти базируются на политэкономическом укладе, определяемом технологической доминантой, задающей масштаб и направление механизации и автоматизации произодства средств биопсихического и социального бытия, и число сфер ограничено -

от экономики присваивающей с охотой и собирательством, к экономике производящей, сначала аграрной, потом торгово-ремесленной, затем индустриальной, куда был массовый перелив населения из аграрного сектора, и наконец в наше время информационно-финансовой с раздутой подсферой услуг, включающую современное псевдо-искусство, в которой также происходит массовая замена человеческого интеллектуального труда на деятельность дешевых виртуальных роботов.

вообще, при наступлении кризиса перенаселения (от чрезмерного размножения или изменения условий, в т.ч. при вторжениях завоевателей) у людей было несколько стратегий реагирования:

- убежать туда, где есть плодородная земля, еда и женщины, и все это часто надо было отнять у тамошних хозяев;
- изменить способ существования на более соотв. новым условиям;
- умереть чтобы не мешать жить тем, кто может убежать или измениться-изменить.

сейчас бежать некуда, путей экспансии больше нет, а меняться можно только в направлении растворения в глобальном технотронном болоте.

***

Современная глобальная технотронная цивилизация, будучи необходимо массовой и прогрессистской, характеризуется системой соединенных прямыми и обратными, а также положительными и отрицательными, связями базовых параметров:

- уровень жизни массы

- уровень доходов массы

- уровень занятости массы

- уровень производства товаров и услуг в традиционных и нетрадиционных областях как источник доходов массы

- уровень НТП и автоматизации оного производства

- запасы невозобновляемых ресурсов

- потенциал возобновляемых ресурсов

чтобы масса не бунтовала, ей необходимы 1000 сортов хлеба (товары) и 10000 видов зрелищ (услуги), для доступа к которым масса должна иметь некий минимальный уровень дохода, являющийся следствием либо занятости массы в производстве товаров и услуг, как легальных, так и не легальных (на которые тратятся ресурсы, оказывая давление на экологию), либо получения пособий из бюджета или частных фондов с уровнем, достаточным для обеспечения вышеуказанных доходов массы.

однако рост массы и повышение производительности труда вытесняет ее из традиционных областей производства, вызывая падение ее доходов, уровня жизни и перепроизводство как самой массы, так и традиционных товаров, заставляя ее меняться и искать новые сферы приложения своей активности (социальные и технологические революции, меняющие технологический уклад, с падением доли пром. и с-х произ-ва и ростом сектора услуг, особенно вируальных), в т.ч. через миграции.

пройдя ряд социальных и технологических революций, система в целом перейдет в состояние, когда основная часть люмпен-массы, оказавшись вне сферы реального производства, будет получать доход от виртуальной деятельности, не имеющей никакого онтологического смысла, переводя все больше ресурсов в отходы.

т.о. наблюдаем типичную картину из социокультурной онкологии:

- рост химерической глобальной опухоли, неизбежно рано или поздно втягивающей в себя любое государство и любой этнос, растворяя их в своей безликой массе либеральных дебилов-потребителей, без которых остановится производство и тем самым масса лишится доступа к действительно необходимому для жизни, с перспективой тотальной деградации человечества как вида, остановить которую может только третья мировая война, уничтожив саму основу новоевропейской цивилизации - культ прогресса, скрывающего эскалацию мирового системного кризиса.

Гедонизм - симптом вырождения, выраженный в сочетании инфантилизма со стараческим маразмом на основе усиленой тяги к удовольствиям и потребительству при максимальной безответственности в условиях гипертронной среды и выпадения основной массы зрелых особей ввиду их негативного воздействия на оную среду и ее обитателей.

Сфера креативных услуг




Удалённая сцена из фильма о будущем человечества

Время всё расставляет по своим местам. Научно-фантастический хоррор «Сквозь горизонт» (Event Horizon) спустя всего несколько лет после премьеры превратился в предмет культа и обожания для множества поклонников фильмов ужасов, а также обзавёлся верными подражателями, заимствующими как стилистику, так и отдельные сюжетные находки. Но мало кто знает, что детище режиссёра Пола У. С. Андерсона добралось до зрителей не полностью.

По решению продюсеров из Paramount Pictures из «Сквозь горизонт» вырезали несколько самых жестоких и кровавых эпизодов. Поговаривают, что черновая - режиссёрская - версия Пола Андерсона была настолько безумной и дикой, что во время тестового просмотра один из зрителей потерял сознание. В частности под нож целиком пошла визионерская и экстремальная сцена с бойней (её ещё называют «кровавой оргией» экипажа) на космическом корабле «Горизонт событий», телепортировавшемся в параллельное измерение, напоминающее Ад.

https://www.film.ru/articles/ukradennyy-strah?page=3


Об анатомической выставке доктора Гюнтера фон Хагенса

Выставка Body Worlds откроется на ВДНХ в павильоне "Газовая промышленность". Это произойдёт уже 12 марта, если ничего не изменится. Организаторы мероприятия утверждают, что выставка - "научно-образовательная". Суть экспозиции - демонстрация человеческих тел, которые были законсервированы с помощью новых технологий. По сути, зрителям предложат посмотреть на трупы с содранной кожей.

"Выставка мертвецов - идеальное средство воспитания того общества, к которому стремятся глобалисты". Очень точно сказано. При этом выставленные на всеобщее обозрение и подвергшиеся "художественной обработке" мертвецы, покушающиеся на сакральность человеческой смерти и универсальных религиозных традиций, - это лишь крайняя форма так называемого "современного искусства", уничтожающего законы красоты и гармонии с целью "большой перестройки" (The Great Reset) cовременного мира", - отметил сенатор Алексей Пушков в своём Telegram-канале.

Отдельные эксперты уже заявили, что выставку можно отменить по той причине, что её экспозиция нарушает законы РФ. Например, налицо нарушение 244-й статьи Уголовного кодекса. По сути, выставка - это надругательство над телами умерших. Что в России уголовно преследуется.

Организатор выставки - профессор Гюнтер фон Хагенс. Ещё его называют "Доктор Смерть". В экспозиции - тела умерших людей без кожи в провокационных позах.

"Бывает просто грех. Бывает смертный грех. А бывает явление ада", - заявил по поводу запланированной выставки епископ Савва.


Сергей Худиев. Выставка трупов должна быть запрещена

"На днях в одном из павильонов ВВЦ планируется открытие анатомической выставки доктора Гюнтера фон Хагенса – немецкого специалиста, который изобрел «пластинацию», особый способ сохранения мертвых тел. Собственно, мертвые тела – вскрытые, разрезанные так, что видны внутренние органы, со снятой кожей и зафиксированные в различных позах – и составляют содержание выставки.

Многие уже выразили протест против подобного мероприятия, причем это люди самых разных убеждений. Мы, противники выставки, оказываемся в несколько странном положении. Мы знаем, что так обращаться с телами усопших нельзя (нельзя – и все), но часто затрудняемся дать подробные объяснения, когда нам говорят: «А почему нельзя-то?».

Мы испытываем естественное отвращение, которое здоровый человек испытывает к психопатологической извращенности – и негодование на то, что такая извращенность вместо того, чтобы испуганно прятаться в самом темном углу, демонстрируется публично. Но нам бывает трудно собраться с мыслями, когда нас начинают уверять, что это не извращенность, а просвещенность, и не психопатология, а прогресс. Трудно обосновывать очевидное.

Когда люди упустили тот момент приобщения к нормам общечеловеческой культуры, который для большинства из нас приходится на раннее детство, трудно восполнять этот пробел. Но важно попробовать это сделать – потому что некоторые культурные табу важны для нашей жизни и как отдельных людей, и как общества в целом.

Организаторы подчеркивают, что все тела на выставке реальны. Что это означает? Что это были подобные нам люди. Их произвели на свет матери. Они их любили и считали своими драгоценными детьми. Эти люди были чьими-то сестрами и братьями, мужьями и женами. Они радовались и страдали, любили и надеялись. Они прожили земную жизнь. Потом они умерли – и по какой-то причине были лишены погребения.

Хагенс уверяет, что люди сами завещали свои тела выставке. Даже если бы это было так, тело человека есть тело человека, и из него не следует делать выставочный экспонат. Но по крайней мере в ряде случаев это было не так. Вспомним уголовное дело 2002 года против начальника Новосибирского областного бюро судебной медицинской экспертизы Владимира Новоселова. По версии следствия, Новоселов был причастен к незаконным отправкам 56 трупов и 400 препаратов головного мозга из Новосибирска в немецкий Институт пластинации.

Это точно не были странные люди, желавшие после смерти стать экспонатами. Возможно, это были одинокие и забытые всеми старики. Возможно – иммигранты, не имевшие в стране родных. Возможно – жертвы преступлений или катастроф, которые не удалось опознать и которые до сих разыскиваются родными. Возможно, хотя об этом не хочется думать, их родные не захотели похоронить их с должным уважением.

В любом случае – это люди, и если бы они были нашими родными, мы бы не хотели, чтобы из них приготовили пластикаты. Наших родных мы хороним со всем почтением, и приходим на их могилы, чтобы возложить цветы. Потому что мертвые беспомощны, издеваться над ними легко, они не ударят в ответ, даже не скажут ничего. Именно поэтому глумление над мертвыми телами – такая абсолютная подлость, которая табуирована везде, кроме как у самых жалких дикарей. Даже над телом убитого врага нельзя издеваться.

Некоторые манипуляции с мертвыми телами могут быть оправданы медицинскими или криминалистическими соображениями – когда вскрытие производят, чтобы выяснить причину смерти. Это может быть важно для того, чтобы найти средства от опасных болезней или расследовать преступление. Но выставка фон Хагенса не имеет к этому отношения. Разговоры о ее «медицинском» и «просветительском» характере абсурдны – все нужные анатомические атласы давно составлены, а учебные пособия, точно воспроизводящие человеческую анатомию, делаются из пластика.

Весь смысл выставки – именно в подчеркнутом разрушении культурных и религиозных табу, которые требуют почтительного обращения с телами усопших. Именно в этом и ее привлекательность – вряд ли хоть чье-то внимание привлекла бы выставка тщательно исполненных пластиковых копий.

В человеческой природе силы культуры и созидания борются с силами дикости и разрушения – и одичание, попрание культурных табу, возврат к дикости может приносить людям болезненную, извращенную радость. С одной стороны, эта радость постыдна – и люди придумывают массу отговорок, чтобы ее замаскировать. С другой стороны, достаточно остра, чтобы искать ее.

Это та же тяга к разрушению, удовольствие, которое громилы получают от вандализма, а пироманьяки – от поджогов, тяга, которую столетия воспитания приучают подавлять и которая ищет возможности вырваться на поверхность.

Разница в том, что вандалы разрушают и портят материальные объекты, а здесь мы имеем дело с цивилизационным вандализмом, разрушением культурных и нравственных норм, на которых держится общество. Для верующего человека усопший, как личность, продолжает существовать на ином плане бытия, и то, как мы обращаемся с его телом, – проявление нашего отношения к нему, возможность показать свою любовь и уважение в ситуации, когда его смерть не дает нам показать свою любовь иначе.

Для светского – наша любовь и уважение к людям, которых нет с нами, ценна сама по себе, даже если мертвые не в состоянии ее оценить. В любом случае делать выставочный предмет из мертвого тела со вскрытыми внутренностями недопустимо. Это не пластик и не дерево. Это человек и брат наш.

В родной стране Гюнтера фон Хагенса, Германии, тоже раздаются голоса против подобной практики. Лауреат Нобелевской премии по литературе, немецкий писатель Гюнтер Грасс даже сравнивал анатомические опыты Гюнтера фон Хагенса с опытами гитлеровского врача Йозефа Менгеле.

Это может показаться преувеличением – Менгеле мучил живых людей, а не издевался над трупами. Но в обоих случаях мы видим определенное отношение к людям – как к предметам, лишенным ценности и достоинства. И нам надо сказать, что такое отношение недопустимо. Мертвые должны быть с уважением похоронены. Выставка трупов – это демонстрация культурной и нравственной невменяемости, и она должна быть запрещена."


Tags: movie stills, будущее, видео, кино, общество, подборка, психология
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment