Кризис нашего мира (swamp_lynx) wrote,
Кризис нашего мира
swamp_lynx

Categories:

Набор стереотипов для среднего класса

Мы все чаще новый тип богатых людей — это молодые, хорошо образованные люди, как правило из сферы IT; это совсем не то же самое, что «старые деньги». У этих людей отличные манеры, они производят приятное впечатление, но если ты начинаешь смотреть на них в микроскоп, ты замечаешь, что у них тысяча способов продемонстрировать свое превосходство над окружающими.
"Автор книги «Британское лидерство и паблик-скул» так объяснял сложившуюся ситуацию: само понятие лидерства в этих учебных заведениях для элиты элитной нации выявляло его иррациональность: право руководить являлось лишь результатом социального положения лидеров. «Английский джентльмен присваивал себе… право командовать… исходя из инстинктивных побуждений [а не из интеллектуальных способностей]. Именно инстинкт формировал те особые, специфические манеры, вызывавшие такое почтение у низов». Писатели, не учившиеся в паблик-скул, писали об этих школах с нежностью, а юноши из рабочих кварталов могли только мечтать о них, заключал автор книги «Империализм и культура масс». «Приоритет инстинктивного обуславливал… зависимость понятия «лидерства» в паблик-скул от иррациональной идеологической обработки»." Мануэль Саркисянц и Олег Яновский.

"Такие методы воспитания «исключают свободу мальчиков… подчеркнуто ставят характер выше интеллекта, воспитывают лояльность к сообществу [здесь умалчивается, что речь идет о расовом и классовом сообществе] и… создают вождей империи, верящих в свою миссию и не анализирующих ее», — утверждал Эдвард Мэк, занимавшийся историей этих английских привилегированных частных школ. Этот же автор замечал, что воспитывать джентльменов такого рода — значит формировать «несведущих и часто жестоких снобов, единственное занятие которых — защита господства высших слоев»; это значит формировать невежественных «мужчин, способных говорить свысока, одеваться… с учетом тех формальностей, что производят столь сильное впечатление на окружающих». Уже длинные панталоны и цилиндры учеников паблик-скул заставляли их выступать с важностью. Ведь «когда белый человек бросается бежать, на Востоке к нему враз теряют уважение… Ученикам не разрешается бегать за автобусом», — с восхищением отмечал нацист Ханс Тост в книге «Национал-социалист в Англии». И они учились «вести себя с той сдержанной отчужденностью, которая… сохраняет империю».

Уже после Второй Мировой войны в самой Англии отмечали, говоря об учебных заведениях: ученики «проявляют неприступную надменность… Итон прививает своим ученикам чувство превосходства… преувеличенное почтение к авторитету». Английские школы действительно воспитывали у учеников привычку подчиняться: «Ученики низшего ранга признавали за теми, у кого ранг был выше, право на власть [которой они вряд ли могли бы добиться в жизни] и осуществление таких дисциплинарных функций, как назначение «фагов» [младшие школьники, оказывающие услуги старшим], «префектов» [вид дежурного] — в зависимости от стажа; дежурные имели почти бесконтрольное право наказывать [причем с применением силы]; существовали и социальные преимущества, приобретаемые успехами на крикетных полях. Уже с 1864 г. было хорошо известно, что в Итоне ученики низшего ранга «были низведены до положения забитых рабов… они были вынуждены подчиняться издевательским обычаям под угрозой ударов и пинков… Что бы ни позволил себе высший по рангу [ученик] по отношению к низшему — все получало одобрение со стороны общества», — к такому выводу пришла комиссия, занимавшаяся расследованием ситуации в паблик-скул. Проблема «фаггинга» как формы рабства школьников привлекла к себе особое внимание после самоубийства ученика в Седбергской паблик-скул в 1930 г. Но даже тогда в прессе выступило больше защитников, чем критиков системы в целом.

Английских джентльменов с детства учили не делать того, «что им не подобает», того, что считалось «неанглийским». Для них существовал «только один критерий — интересы правящего слоя Англии», — утверждал Эдвард Мэк. Паблик-скул, заведения для воспитания британских вождей, обвиняли и в том, что они закрепляют кастовые границы и «запрещают (sic) имущим сочувствовать беднякам», отчего на них следует возложить долю ответственности за конфликты с рабочим классом.

В блистательные для Англии времена (например, в 1873 г.) многие в стране считали, что, несмотря на «некоторую брутальность... грубое невежество и определенный снобизм... типичный мальчик из паблик-скул является благородным животным, лучше которого и быть не может». А в 1918 г., в период кризиса империализма, кое-кто из англичан уже стал называть этические нормы, насаждавшиеся в паблик-скул, своими именами: «(Там) царит единогласие... проистекающее из подавления индивидуальности, избыток классового чувства и отсутствие духовных ценностей, а также антиинтеллектуализм, жестокость и отвращение к работе». «Чувствительных мечтателей принуждают подавлять свое воображение». Паблик-скул «единодушно обвиняли в том, что они вытравляют рыцарский дух... заменяя его жесткостью... учат ненавидеть мечтателей (которые в этом мире ни на что не годятся) и вообще представляют собой источник филистерского практицизма."





Отрыв от семьи

"Ключевое отличие британской элиты от элит в других странах заключается в ритуальной ссылке своих детей в частные школы в совсем раннем возрасте. Отдав за обучение от 30 тыс. до 40 тыс. фунтов в год, что на 20–30% больше, чем среднегодовая зарплата по стране, родители заменяют любовь и безопасность детей внутри семьи на те блага или качества, которые в будущем ребенку может дать элитное образование. Они отказываются от встреч со своими детьми и жизни в одном доме с целью поддержания и усиления статуса семьи в обществе. Ядром созданной в середине XIX века системы частных школ в Великобритании, а также залогом феноменальной ее эффективности было убеждение в том, что если убрать ребенка из семьи в раннем возрасте, то его эмоциональные потребности и нужды будут направлены целиком на школу: на учителей и одноклассников.

Важным аспектом является понимание того, почему целый класс, безусловно один из наиболее влиятельных в мире, решает, что дети должны страдать, если они хотят стать полезными гражданами. Ведь отрыв ребенка в возрасте 6–7 лет от семьи, и прежде всего от матери, не может не сказаться на дальнейшем развитии его психики. Однако именно те механизмы защиты и социальной адаптации, которые начинают вырабатываться у школьника с первых лет его обучения в частной школе, являются отличительной чертой британского высшего класса.

В школе и потом в университете продолжает существовать «географический контекст», разделяющий школу и окружающий мир, тех, кто достоин и может учиться в частной школе, и тех, кто нет (на «своих» и «чужих»). В данной связи уместным будет упомянуть об английском феномене Town and Gown, предполагающем мысленное территориальное разделение на саму школу или университет как центр населенного пункта (опять же чаще всего находящегося в сельской местности или маленьком городке, окруженном такой местностью) и периферию в виде всего того, что окружает учебное заведение. Под понятие периферии попадают как окружающие университет здания и предприятия, так и сами жители населенного пункта, рассматриваемые учениками в качестве поставщиков услуг по обслуживанию нужд школы. В связи с подобным разделением еще со средних веков имеет место множество конфликтов, так как двум абсолютно разным стратам населения необходимо делить одно географическое пространство. Данный пример отображает структуру британского общества, в рамках которой практически в каждом институте существует четкое социальное разделение.

Следует понимать, что жизнь в частной британской школе – это жизнь в крайне ритуалистическом, исключительно мужском, иерархическом обществе. Психологи описывают выпускников частных школ, как «идущих по жизни с хорошо развитыми телами, отлично развитыми умами и недоразвитыми сердцами». Родители прекрасно осведомлены о том, что их дети будут несчастны в школе, но тем не менее всё равно их туда отправляют. Часто из их уст звучит фраза: «Мы знаем, что ты был несчастен в школе, также несчастен был и твой отец, и его отец, но посмотри, чего он добился».

Важнейшим фактором в воспитании британской элиты является вынужденное подавление эмоций ее представителями. Именно экстремальная сдержанность в эмоциях, привитая в школьные годы, является определяющим фактором в «распознании» элиты. Одним из основных последствий такого эмоционального состояния является знаменитая двусмысленность и неоднозначность в действиях и выражениях англичан.

В Британии образовалась отдельная категория психотерапевтов, специализирующихся на так называемом синдроме частной школы. Данный термин характеризует состояние, подразумевающее, что выпускник частной школы, пытаясь пережить травму разъединения с семьей и резкую потерю нормальных отношений в атмосфере любви и заботы, начинает вырабатывать защитные реакции. Наиболее яркими проявлениями этой самозащиты считаются экстремальная бдительность и наблюдательность, а также раздвоение личности на частного себя и публичного себя. Именно экстремальная бдительность и готовность к опасности существенно снижает их социальные навыки в рамках коммуникации с другими классами. На основании этого синдрома Old Boy (выпускник частной школы) считает необходимым держаться своей клики, людей, которые мыслят, действуют и выглядят, как он. При этом отношение к «внешнему миру» – крайне враждебное.

Идеальный джентльмен

Идеалом выпускника частной британской школы является джентльмен, воплощающий в себе так называемое мускульное христианство. Мускульное христианство в британской оболочке можно описать как жесткую, мужскую версию англиканства. Исследователь британских школ Алекс Рентон описывает случай, когда 13-летний ученик дает наставления новичку в школе. Прежде всего он советует не пытаться разговаривать слишком громко или дрожащим голосом, никогда не плакать и не проявлять эмоций, так как ни в коем случае нельзя показаться окружающим ребенком. Никогда не играть в каштаны, никогда не быть слишком настойчивым, так как это делает ученика уязвимым. Также важным было никогда не относиться с подлинным энтузиазмом к чему-либо, так как это делает ученика открытым к критике. Вести себя нужно обыденно, просто, не показывая, что ты можешь быть лучше, чем другие. Но самым важным было всегда держать осанку. Эти наставления, по сути, являются кодами, которые были приняты в детстве и перенесены выпускниками частных школ во взрослую жизнь.

Сами манеры, совмещенные с вежливостью и вкусом, являются доминирующей идеологией. На базе манер создан практически весь культурный консерватизм. Одновременно он является и доказательством эффективности коммерческого общества (ведь джентльмены друг друга не обманут). Данная идеологии абсолютно логично перешла и в школьную среду, в которой выращивание джентльмена, трудящегося на благо империи, стало основной задачей. Считается, что в любой ситуации самым страшным является потерять лицо, или «не соответствовать». Именно поэтому британская частная школа прививает своим ученикам прежде всего чувство необъятной уверенности в себе и в том, что по праву рождения англичанину позволено всё. Тем не менее часто хорошая «порода» и наличие манер, смешанные с феноменом экстремальной сдержанности в проявлении эмоций, приобретают причудливые формы.

Интересным кажется описанный случай из жизни одной частной школы. Парень в школе совершил самоубийство. Ответственный за общежитие преподаватель собрал весь дом и спросил у учеников, может ли кто-то из них подумать о причинах произошедшего. Молодой Дэвид Гор (лорд Харлеш), в будущем известный политик и дипломат, поднял руку и спросил: «Возможно ли, что в этом виновата еда, сэр?» Таким ответом Гор выразил свою максимальную «английскость» и принадлежность к классу. Он одновременно показал и то, что еда ужасна, и свое отношение к произошедшему в истинном английский духе, и отличные манеры, и знаменитый юмор, и английскую лицемерность."


Tags: видео, история, культура, общество, психология
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments