Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

lynx

Аленький цветочек и Кинг-Конг

"Французский историк Мюшембле мимоходом высказал идею, что история Кинг-Конга – это история красавицы и чудовища, причем написал об этом так, как будто для французов это совершенно очевидно и в доказательствах не нуждается. Мюшембле больше интересовала обусловленная культурой разница в сюжете – воспитанные Просвещением французы видят в чудовище что-то человеческое, а для одержимых поисками внутреннего зверя англосаксов положительный финал невозможен." Нина Ищенко.

Collapse )
knight

Мораль греха и свободы

В американском фильме "Суровое испытание" девочки, чтобы скрыть свои шалости, обвиняют священника в колдовстве. На основании этих показаний его сжигают. Девочки стоят на своём до последнего, так велик страх наказания. Сюжет вспомнился в связи с обсуждением разницы между западной культурой вины и восточной культура стыда. В Россию через популярную психологию, фильмы, книги, игры и сериалы проникает западная культура, в результате возникают новые реакции при чтении русских произведений.
«Мама стала совать огурцы обратно Котьке в карман. Котька плакал и кричал:
— Не пойду я! У дедушки ружье. Он выстрелит и убьет меня.
— И пусть убьет! Пусть лучше у меня совсем не будет сына, чем будет сын вор».
«Ну вот нет ничего в жизни страшнее, чем предательство человека, которому доверяешь. Которого любишь. Для которого несешь эти проклятые огурцы, а получаешь с ноги в самое свое живое и беззащитное» (doc_namino).
«Маму хочется долго и мучительно убивать. Пока не прочувствует как следует, что натворила. А потом оставить с этим жить. Ребенка жалко до слез» (mara dh).
«А потом подобные Котьки вырастают и идут к психологам лечить свои детские травмы маминой нелюбви» (nadezhda_k).
lynx

"Люди Традиции": Роберт Льюис Стивенсон

"Недавнее происшествие окончательно убедило нас в том, что Стивенсон был, как мы и подозревали, великим человеком. Мы узнали из недавних книг, упомянутых нами, из презрения «Мимолетной критики» и г-на Джорджа Мура, что Стивенсон обладал первым существенным качеством великого человека: быть неправильно понятым своими оппонентами. Но из книги «Роберт Льюис Стивенсон» г-на Г. Белиза Бэйлдона, изданной г-ми Чатто и Уиндусом в одной связке с сочинениями Стивенсона, мы узнаем, что он обладал и другим существенным качеством – быть неправильно понятым своими поклонниками. У г-на Бэйлдона есть много интересного рассказать нам о самом Стивенсоне, которого он знал по колледжу. И его критика ни в коем случае не лишена ценности. В том, что касается пьес, особенно «Beau Austin», она замечательно вдумчива и верна. Но это весьма необычный факт, заходящий так далеко, как мы сказали, чтобы доказать, что Стивенсон обладал тем непостижимым качеством, присущим великим, что восторженный ученик Стивенсона способен пересчитать и выстроить по порядку все сочинения учителя, с решительностью и даже строгостью, даже не задумавшиь не на мгновение о принципах искусства и этики, которые поражали нас как то самое, выражение чего Стивенсон практически убил в себе." Гилберт Кит Честертон. Рецензия на книгу: "Robert Louis Stevenson: A Life Study in Criticism."

Collapse )
girl

Чёрная фантазия, ставшая реальностью

"Литературно роман неровен, местами затянут и скучен, но все зафиксированные писателем тенденции, тогда задавленные, загнанные в подполье, пышно развились в последующие годы, когда давление вдруг прекратилось. Иными словами, Мамлеев написал роман, который в некоторых важных чертах предсказал нынешнюю жизнь.
В "Шатунах" можно увидеть черную фантазию о том, что любое желание, даже самое жуткое, реализуется; фантазию о мире, в котором нет фрейдовского супер-эго и подавления желаний. Человек свободно делает то, что желает, никакие внутренние тормоза его не держат, ибо он, как Федор, ликвидировал образ другого человека и в сознании, и в подсознании.
Именно это в существенной мере определяет рисунок нынешней реальности. Причем то, что у Мамлеева было маргинальным и существовало подпольно, стало едва ли не "законом жизни", в которой убийство превратилось в "услугу". Мамлеев упомянул об отряде спасателей, в котором поработал Федор: "Они людей топили. Нырнут и из воды утопят". Потом как бы искали, находили и получали премии. "Топил я ловко, просто, без размышления". То, что в 1966 году было все же мрачной гиперболой, за треть века стало обыденностью, в реальности которой не надо и убеждать." Михаил Золотоносов.

Collapse )
lynx

География магического мира

"Мир со всей его цивилизацией дрейфует к Югу в том смысле, что стихия земли отрывается от стихии воды, от стихии воздуха и тем более от стихии огня. И поэтому можно согласиться с английским поэтом Джоном Донном, современником Шекспира, когда он написал, что для нового человека все непонятно: «Элемент огня исчез. Солнце потеряно и земля. И никто не знает, где все это» (The Element of fire is quite put out; The Sun is lost, and th’earth, and no mans wit can well direct him where to looke for it). Понимаете, когда человек писал это в начале XVII века, то это придает определенный вес точке зрения о дрейфе к Югу. Под Югом мы можем понимать фиксированный комфорт, абсолютно четкие математические координаты бытия и абсолютно четкие границы, которые связывают это наше бытие. Это в лучшем случае звезды, отделяющие нас от полного ничто либо от чего-то неведомого. Что это неведомое присутствует — это безусловно, потому что если даже у закоренелого атеиста спросить, будет ли что-нибудь после смерти, он скажет все-таки: «Не знаю». Уже сам факт этого незнания говорит о многом. Но и то, что наша современная эпоха дрейфует к Югу, чему хорошим подтверждением является невероятная ограниченность интересов современного человека, ни о чем не говорит в магическом смысле слова. Магический мир доступен и остается вне наших земных пределов. И если мы немного отграничимся, разграничимся (приходится опять употреблять слово «граница»), уйдем от этого мира с жалкой картиной новой астрономии, с этими цветовыми кодами, метеоритами, вакуумами и прочей невероятно скучной материей и будем действительно выявлять то, что нам дал Бог или боги (это уж как угодно), то, обратив внимание на параметры нашей внутренней жизни, мы можем многого достичь. Здесь, конечно, труден первый шаг." Евгений Головин.

Collapse )
high noon

Из интервью Рэя Брэдбери (1996-й год)

"Если во времена «Фаренгейта» я писал о тирании большинства, то теперь я говорю о тирании меньшинств. В наши дни остерегайся и тех и других! Первые пытаются заставить тебя делать каждый день одни и те же вещи, вторые пишут мне, например, что стоило бы уделить больше внимания правам женщин в «Марсианских хрониках» или придумать больше чернокожих героев в «Вине из одуванчиков».
Мой ответ обоим сборищам одинаков: большинство вы или меньшинство - идите к чёрту, прямо в ад, вместе со всеми, кто попытается говорить мне, что делать и как писать. Сейчас всё общество разделилось на разнокалиберные меньшинства, которые на деле суть те же книгосжигатели - они жгут книги путём их запрещения»."
cosmos

Истребление остатков традиционной культуры

"В этом году исполняется 100 лет со дня рождения Рэя Брэдбери (1920-2012) – писателя, входящего в первую десятку выдающихся американских мастеров слова ХХ века. Его роман «451 градус по Фаренгейту» (1953) входит в список наиболее известных антиутопий, объединяемых тем, что они рисуют будущее как тоталитарную систему, в которой кучка «избранных» господствует над миром. И господство их выражается, в первую очередь, в целенаправленном уничтожении в человеке всего человеческого.
В своём романе Брэдбери показал тоталитарное общество, в котором человек уничтожается через сожжение старых книг. Исследователи творчества Брэдбери полагают, что роман был частично вдохновлён сожжением книг в нацистской Германии. Некоторые полагают, что у Брэдбери аллегорически отражены события в Америке начала 1950-х годов – времени оголтелого маккартизма, гонений на коммунистов и всех инакомыслящих.
Сам писатель в конце жизни говорил, что угрозу хорошим книгам представляют одурманивающие людей средства массовой информации, ставшие средством истребления остатков традиционной культуры." Валентин Катасонов.

Collapse )
shop

Список самых самых фильмов и книг

К сожалению, не смог составить топ своих любимых фильмов и книг в этой теме (страдает и насмотренность, и особенно начитанность). Сделал себе искусственные ограничения. Так как последний раз я активно читал в 20 лет, то только на этот возраст и могу представить список. С фильмами ограничение другое: фильмы о безумии в широком контексте. На это мне в теме ответили, что такое кино вредное. Очень странное мнение, ведь через великое кино о безумии преломляются и сила духа, и милосердие, и тайна мира. А "нормальное" кино стремится сузить реальность до набор определённых стандартов, что делает из людей роботов и что прекрасно показано в "Степфордских жёнах" (The Stepford Wives, 1975).

Collapse )
knight

Эра слабых людей

"Значительная часть людей в нашем обществе или даже в нашем человечестве готова с радостью конвертировать свою свободу в комфорт. Слабый человек себя не понимает, он идёт к йогу, психологу, коучу, чтобы они решили его проблемы, а ему не пришлось напрягаться. Сегодня мы живем в постхристианскую эру. Люди обменивают свою свободу на удовольствия и материальные блага. Фактически это означает, что я конвертирую свою вечную жизнь в какие-то сиюмитные удовольствия. В христианскую эпоху этого произойти просто по определению не могло, потому что люди прекрасно понимали, что жизнь это постоянная борьба. Свобода это не значит вседозволенность, это свобода выбора между добром и злом. Люди понимали, что в эту жизнь они приходят не для удовольствий, это вечный бой, покой нам только снится, как говорил поэт. Поэтому неслучайно слабый человек становится лёгкой добычей манипуляторов." Валентин Катасонов.

Collapse )
killers

Любовь мертва

"Тема любви в разных культурах понимается совершенно различно. Нам кажется, что это нечто универсальное. На самом деле, нет. В человеческом обществе нет ничего универсального. Сходные понятия, сходные явления, сходные системы отношений разными коллективами, разными цивилизациями, разными культурами оформляется совершено по-разному.
Была прекрасная книжка Дени де Ружмон, которая называется «Любовь и Запад». В этой книжке автор, замечательный французский интеллектуал, описывает, что любовь, как мы ее знаем, именно куртуазная любовь, любовь не в браке, не христианская любовь агапе, а любовь романтическая, является исключительно наследием западной культуры. И то, что нам кажется само собой разумеющимся – песни о любви, фильмы о любви, книги о любви, рассказы о любви, романсы, повествования, легенды – все это определенное течение, специфическое культурно-идеологическое мировоззрение, которое ставит любовь в центре внимания и абсолютизирует ее. Дени де Ружмон показывает, что для западного общества любовь как страсть – это ось, а для других обществ – нет." Александр Дугин.

Collapse )