Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

girl

Образцовые "пограничные" случаи

"Образцовые "пограничные" случаи, прежде всего - герои повествований О.Кернберга и Н.Шварц-Саланта: аддикт, нарцисс, человек, склонный впадать в отношения созависимости, что, в общем, вариации одного и того же характера, типичный "пограничный синдром", на мой взгляд - ксенофобия, включая обыкновенный расизм, всё равно - белый, чёрный, гендерный, возрастной или корпоративный, "синдром рампы", который изучал А.Кемпинский, разумеется, тоже, как, впрочем, и любые другие эффекты социализации в контекстах, не позволяющих сконструировать "повседневность" и выработать эффективную социальную рутину, политические активисты, люди искусства и всякого рода новаторы по большей части именно таковы." Андрей Игнатьев.

Collapse )
girl

Минутка гармонии с собой

"Я, ув. друзья, наткнулся на статью (не очень новую, конца 18-го года, так что всё могло с тех пор усугубиться) в модном североамериканском издании под названием «Я трачу почти четверть своего дохода на психотерапию».
Героиня статьи - 29-летняя Сара из Бруклина - ходит к своему психотерапевту еженедельно, тратит по 150 долларов за сеанс. Зачем? Это помогает ей менеджерить свою тревожность и “расстройство питания”. Дорого, конечно, но ей и так пришлось найти терапевта подешевле, а попытки пересесть на йогу и на старое доброе отрицание проблем сорвались. И между прочим - ей очень, очень помогает." Виктор Мараховский.

Collapse )
girl

Перманентная революция

"Собственно, частному индивиду имеет смысл различать стационарные перформативные контексты, в границах которых существует какой-никакой, но различимый социальный порядок, в перспективе эволюционирующий к традиции, и контексты динамичные, когда этот социальный порядок рушится, а затем воссоздаётся заново, в первом случае всегда можно "устроиться", приспособиться к императивам этого социального порядка, во втором принять меры безопасности или даже воспользоваться переменами себе на пользу, главное, конечно, различать эти контексты и быть готовым к переходу из одного режима повседневности в другой." Андрей Игнатьев.

Collapse )
number 6

Учитель - ученик, а не доктор - пациент или терапевт - клиент

В сегодняшнюю эпоху, которая построена на отношениях, где любая демонстрируемая слабость, опознаётся как низкая социальная позиция, развитие возможно только в случае передачи опыта. Не надо помогать человеку становится более успешным винтиком в механизме, цель должна быть в том, чтобы ученик превзошёл учителя. В чём не обойтись без строгости, без опыта постоянного преодоления себя. В наше время это, скорее, обратно связано с продвижением в обществе. Но только в случае самостоятельного контроля социальной жизни можно достигать своих целей, а не крутиться как белка в колесе навязанных. Именно слабость делает человека человеком, слабость отказаться от победы любой ценой, слабость отказаться от комфорта и удовольствий как высшей ценности, слабость проявлять милосердие. Всё то, что отвергает современная цивилизация, подменяя идеалы уловками гуманитарных технологий. Мир должен быть предсказуемым и нетребовательным, то есть местом для вечных инфантильных подростков.

Collapse )
killers

Виктор Франкл "Человек перед вопросом о смысле"

"У каждого времени свои неврозы — и каждому време­ни требуется своя психотерапия. Сегодня мы, по сути, имеем дело уже с фрустрацией не сексуальных потребностей, как во времена Фрейда, а с фрустрацией потребностей экзистенциальных. Сегод­няшний пациент уже не столько страдает от чувства не­полноценности, как во времена Адлера, сколько от глу­бинного чувства утраты смысла, которое соединено с ощущением пустоты, — поэтому я и говорю об экзистен­циальном вакууме. Я бы хотел просто процитировать здесь пару фраз из письма, которое написал мне один американский студент: «Здесь, в Америке, я со всех сторон окружен молодыми людьми моего возраста, которые отчаянно пытаются найти смысл своего существования. Недавно умер один из моих лучших друзей, которому найти этот смысл не уда­лось». Мои личные впечатления от американских универ­ситетов — а только в США я имел возможность читать лекции и общаться таким образом со студентами в 129 университетах — подтверждают репрезентативность при­веденного отрывка из письма в той мере, в какой оно ка­сается общего настроения и ощущения жизни, которые владеют сегодня академической молодежью. И не только они. Что касается поколения сегодняшних взрослых, я ограничусь лишь ссылкой на результат иссле­дования, проведенного Рольфом фон Экартсбергом на выпускниках Гарвардского университета. Через 20 лет по­сле окончания многие из них, несмотря на то что за это время они не только сделали карьеру, но и жили внешне вполне благополучной и счастливой жизнью, жаловались на непреодолимое ощущение полной утраты смысла."

Collapse )
girl

Варвара Уризченко "Год Крысы"

"Год Крысы начался нелепо и страшно. Под сенью крыл летучей мыши, сожранной безымянным китайцем. Символом его стали акробаты на шестах на фоне угольного неба на празднике Масленицы в парке Зарядье. Страшно, но без величия. Начался он с череды нелепых смертей. Мужа блогера Диденко и нескольких гостей в бассейне с сухим льдом. Гибель девушки на конкурсе поедания пирожных. Потом был ковид, мартовский карнавал и заточенье по своим квартирам. Не было в этом торжественного величия пира во время чумы. Героев не было (кроме врачей) - были жертвы, и мы все - кандидаты в жертвы, материал для испытания биооружия. В этом же ряду - нелепая гибель на Бали 18-летней блогерши Насти Тропицель, о существовании которой узнала только вчера. Кто не в курсе, может погуглить. Какой-то запредельной жутью веет от ее блога в контакте, все эти бесконечные селфи в белых брюках, и футболках, с кукольной улыбочкой в гламурных прикидах, на фоне Москва-Сити, Парижа, балийских пальм. В голове - шаманский хорошо продаваемый торжествующий позитив, мотивация, губы растянуты в вау-улыбке, во рту - веганские завтраки и кофе навынос, планы - добиться большего заработка, подтянутое тело, квартира в Москве с видом на Сити. Какой-то страшный мир без теней, только белый свет, как в прозекторской, белизна зомби -позитива, а закончилось все гибелью на Бали; упала с мотоцикла и разбила голову. Ее парень, инструктор, с которым и ехали на пляж, оказался такой же дрянью, что и вдова Диденко, теперь хайпится и пиарится вовсю. А ведь это все - Россия, был же когда-то в ней и Достоевский, и Есенин, и Рубцов. А девочка при этом, внешне, очень русская, ныне почти исчезнувший рязанский типаж, в трафарет Барби втиснуты грубоватое, простое лицо рязанской доярки и сбитое цветущее тело
Не Тропицель, это ник, а Настя Зубрина. Какой-то запредельный символ времени эта смерть.
Что будут делать все эти юные блогеры и блогерки, когда во всем мире вырубят электричество и вспыхнет свет?"
girl

Взгляд Достоевского в XXI век

«Но стадо (человеческое – В.К.) вновь соберется и вновь покорится, и уже раз навсегда. Тогда мы дадим им тихое, смиренное счастье, счастье слабосильных существ, какими они и созданы. О, мы убедим их наконец не гордиться, ибо ты вознес их и тем научил гордиться; докажем им, что они слабосильны, что они только жалкие дети, но что детское счастье слаще всякого. Они станут робки и станут смотреть на нас и прижиматься к нам в страхе, как птенцы к наседке. Они будут дивиться и ужасаться на нас и гордиться тем, что мы так могучи и так умны, что могли усмирить такое буйное тысячемиллионное стадо. Они будут расслабленно трепетать гнева нашего, умы их оробеют, глаза их станут слезоточивы, как у детей и женщин, но столь же легко будут переходить они по нашему мановению к веселью и к смеху, светлой радости и счастливой детской песенке. Да, мы заставим их работать, но в свободные от труда часы мы устроим им жизнь как детскую игру, с детскими песнями, хором, с невинными плясками. О, мы разрешим им и грех, они слабы и бессильны, и они будут любить нас как дети за то, что мы им позволим грешить. Мы скажем им, что всякий грех будет искуплен, если сделан будет с нашего позволения; позволяем же им грешить потому, что их любим, наказание же за эти грехи, так и быть, возьмем на себя. И возьмем на себя, а нас они будут обожать как благодетелей, понесших на себе их грехи пред богом. И не будет у них никаких от нас тайн. Мы будем позволять или запрещать им жить с их женами и любовницами, иметь или не иметь детей — всё судя по их послушанию — и они будут нам покоряться с весельем и радостью. Самые мучительные тайны их совести — всё, всё понесут они нам, и мы всё разрешим, и они поверят решению нашему с радостию, потому что оно избавит их от великой заботы и страшных теперешних мук решения личного и свободного. И все будут счастливы, все миллионы существ, кроме сотни тысяч управляющих ими. Ибо лишь мы, мы, хранящие тайну, только мы будем несчастны».

Collapse )
cosmos

Нина Ищенко "Вирус, который изменил нашу жизнь"

"Несколько лет назад мой город сильно пострадал от вирусной эпидемии. Те месяцы разделили жизнь на до и после. За лето город опустел почти полностью, множество людей уехали, бросив свои дома. Из-за этого остановились предприятия, закрылись магазины. Город на несколько месяцев остался без света, газа и воды. Оставшиеся в городе люди изредка появлялись на пустых улицах, переходили дорогу, не глядя на потухшие светофоры. В начале это не казалось серьезным. Появились люди в масках, которые заявляли, что у нас вирус, и призывали не пропустить эпидемию на другие территории. Мы пожимали плечами и говорили друг другу, что здесь же всё нормально, и любой может это увидеть. Они не хотели видеть. Они взяли в руки оружие, поставили кордоны, чтобы не выпускать никого из города, потом ввели спецпропуска, чтобы максимально ограничить выход. Люди в масках, в спецодежде, часто с оружием в руках за время эпидемии стали привычным зрелищем."

Collapse )
cuba

Теория рынков с асимметричной информацией

"Теория рынков с асимметричной информацией, разработчики которой награждены Нобелевской премией, не внушает оптимизма. Потребители, скорее всего, получат плохой товар по завышенной цене. Они пытаются бороться за свои права, передавая информацию друг другу о хороших и плохих торговцах. Однако они обречены, пока не будет создан эффективный рынок на принципах реального доверия. Как показывает исторический опыт, эту атмосферу может создать лишь религия." Алексей Тихонов.

Collapse )
number 6

Боль и скука

"Ничто, кроме боли, не предъявляет к жизни более определенных требований. Там, где есть недостаток боли, равновесие восстанавливается по законам совершенно определенной экономии, и, изменив известную фразу, можно говорить о «хитрости боли», которая добивается своей цели любыми путями. Поэтому если мы видим перед собой состояние повсеместного удовлетворения, можно сразу же спросить, кто несет на себе тяготы. Как правило, не нужно далеко идти в поисках боли, и так мы обнаруживаем, что даже здесь, будучи в полной безопасности, единичный человек не совсем избавлен от боли. Искусственная изоляция от элементарных сил хотя и способна остановить их грубое прикосновение и прогнать резкие тени, но не способна устранить тот рассеянный свет, которым вместо этого боль начинает наполнять пространство. Сосуд, закрытый для сильной струи, наполняется по каплям. Так, скука есть не что иное, как растворение боли во времени." Эрнст Юнгер.

Collapse )