Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

knight

Как отличают чужого, невротика, объект воздействия

"Живого человека отличает от мёртвого прежде всего позиция в актах смотрения: живой человек зритель, идеальный зритель это человек, которого никто не видит, отсюда наслаждение актами вуайеризма или темнота в зрительном зале, мёртвый человек зрелище, отсюда страх выхода на сцену.
Наслаждение сценой, возможно, аффект, связанный с использованием себя как приманки.
Настоящий зритель имеет гарантии, что его/её не сделают зрелищем (рабочий сцены это человек-невидимка, оттого-то официанты в чёрном).
Действительно интересный вопрос, почему покойник, особенно свежепреставленный, зрелище, почему им обычно закрывают глаза, иногда даже специальными монетами, и почему в зрительном зале обычно тушат свет." Андрей Игнатьев.

Collapse )
girl

Не просыпайся!

Главный выбор, который делает современный человек, это отказ от выбора. Безусловное принятие социальных норм и правил, которые гарантируют иллюзию собственной значимости. Принятие внешних ограничений, как внутренних, готовность их защищать до самого конца. Отказ не только от работы с внутренними ограничениями, но и отрицание их существования. Именно из-за этого работа с психологом превращается в профанацию, ведь задача специалиста ни в коем случае не нарушить сладостный сон клиента, иначе он уйдёт. Единственная задача, которую ставит себе человек, это как можно лучше играть свою роль, научиться хитрым приёмам и тому подобной имитации развития. Любая собственная живая реакция - сигнал, что происходит аномалия, сразу начинаются попытки выйти из ситуации, которая ломает удобную, но так мало похожую на счастливую и свободную жизнь.

Collapse )
number 6

О мистике Бориса Годунова

Originally posted by az118 at о мистике "Бориса Годунова"
природа самозванства как отказа от своей личности в христианском контексте тесно связана с античностью и эволюцией греч. понятия proposon от внешности и выражения лица до маски как атрибута (как и одежда) социальной роли.> лат personа, которая хотя еще не новоевропейский субъект (а Лжедмитритй уже он самый, субъект как носитель субъективности в духе Локка - признака актерства: актер - "действующее лицо", "лицедей", но не личность), но ступень к нему через театр (массовые театр и цирк были очень популярны в эпохи урбанизированных масс - в кл. и позднюю античность и с началом Нового времени - конец 16 века, когда для в массах становится также популярна идея "демократии" - самозванец, в сущности, есть тиран-демократ, а любой демократический городской политикан - самозванец). В оптике Православия, театр есть бесовский вертеп, как и все Итальянское Возрождение 15 века, где и появился сей младенец -- европейский субъект, пришедший на Русь сначала через Украину при Иване III как ересь жидовствующих, затем в Смутное время в виде поляков и самозванцев, и наконец при царе Алексее в образе Никона
high noon

Последний романтик театра

Originally posted by lev_semerkin at Хорошо сказано № 37
Вы думаете, что демократия, свобода — это бесконечность?
Нет, это система, которая вырождается и выродится обязательно.
Я не верю в свободу. Я верю в рамки, в забор,
в реку, которая отделяет вот эту половину от той.
Я верю в солнце, которое встает и заходит.
В природе есть порядок — и в нас он должен быть.


Collapse )
high noon

Hullo, Rag-Time!

Песня, а точнее — шоу, называлась «Hullo, Rag-time». В ночь перед рождеством 1912 г. ревю под таким названием — поющие и танцующие девушки во главе со звездой Этель Леви — начало свои выступления на лондонском ипподроме. Если успех дягилевского балета был обусловлен завораживающей комбинацией скорости, насилия и оргии, то американский триумф был обеспечен духом всепобеждающего оптимизма, энтузиазма, воли к жизни. Показательно, пишет Пристли, что ритмы регтайма были восприняты не столько простыми англичанами, сколько представителями молодого поколения среднего и высшего класса.

Я думаю, это естественно: слабеющие господствующие классы слабеющего гегемона мировой системы ощутили в «Hullo, Rag-time» сконденсированную энергию, мощь нового гегемона мировой системы. Кроме того, в отличие от русского балета, регтайм был прост и непугающ. В нем не было устрашающей силы, дававшей понять, откуда придут перемены. Даже такой далекий от политики писатель, как Конан Дойл, вложил в уста еще более далекого от политики Шерлока Холмса фразу: да, Уотсон, скоро подует холодный ветер с востока, и многое будет сметено этим ветром («Его прощальный поклон»).

За «Hullo, Rag-time» последовало «Hullo, Tango» — привет от будущего Третьего мира. Танго было встречено прохладно — как нескромный или даже неприличный танец низкого южноамериканского происхождения (ничего, танго возьмет реванш в послевоенные «длинные 20-е годы» (1914–1934), когда самоуверенность европейцев пойдет на убыль, а национал-либерационизм будет на марше).
lynx

Неожиданный поворот

Как-то слушал по радио передачу, и там рассказывали об известной балерине конца девятнадцатого, начала двадцатого века. Получив признание в Европе, она отправилась в первое турне по Америке, и во время путешествия через Атлантику произошёл крайне любопытный случай. К ней в каюту пробрался грабитель и, угрожая пистолетом, потребовал драгоценности. Она показала место, где они лежат, после чего преступник неловко покачнулся, намереваясь их взять, а балерина инстинктивно ударила его ногой в область шеи. Бедняга скончался, тогда как шокированная женщина не могла полностью прийти в себя всё оставшееся путешествие да и первое время в США была крайне опечалена случившимся.
Всё никак не могу вспомнить имя балерины, никто не слышал ничего подобного?)
day lewis

Доблесть выше искусства.

"Древнегреческий драматург Эсхил, прежде чем стать "отцом трагедии", был воином и принимал участие в войне с персами. Очень жестокой войне, кстати, где решался вопрос самого существования Греции. А потом в числе прочих пьес Эсхил написал трагедию "Персы", где с большим сочувствием изобразил своих бывших врагов.
Вот такое забытое благородство мы увидели и в бою Маргарито - Котто, где не было никаких оскорблений участников поединка ни до него, ни после. И, наверное, поэтому сама собой все время приходила на ум вполне "древнегреческая" мысль о том, что победа одного - это трагедия другого. Лично я, например, давно болею за "грека" (на самом деле мексиканца) Маргарито, но никакого особого восторга от его победы не испытал. Слишком было жалко "перса" (пуэрториканца) Котто, как бывает жалко сильного человека, который сделал все, что мог, но этого все равно не хватило.
--------------------------------------------------------
Сомневаюсь, что Маргарито или Котто, отвоевав свое, когда-нибудь подобно Эсхилу напишут великие трагедии. Однако сам Эсхил не считал это в себе главным. Он сам написал для себя эпитафию, в которой не говорилось ни одного слова о том, что он был великим драматургом. Он написал только о том, что он был хорошим солдатом, а в этом и Маргарито, и Котто с ним сравнялись. Если бы им пришлось защищать свои страны, лучших воинов трудно себе даже представить."
А. Беленький (обозреватель СЭ), весь текст.